Category: религия

волшебник

Можно ли быть честным человеком и при этом не верить в Бога?

Этот вопрос был задан Дианой Дружаевой 26 февраля 2014 года в ФБ.

В ответ Виктор Толкаченко процитировал Абдул-Баха:

«Да будет вам известно, что подобные деяния, подобные усилия, подобные слова весьма похвальны и заслуживают одобрения, они есть слава человечества. Но одних этих деяний недостаточно; они подобны прекраснейшему телу, в котором отсутствует душа. Источником вечной жизни, непреходящей славы, всеобщего просвещения, истинного спасения и процветания является, прежде всего, знание Бога».


Бахаулла постулирует удивительную, на первый взгляд, концепцию:

«Знай же без тени сомнения, что в тех, кто не верует в Бога, нет ни надёжности, ни правдивости. Подлинно, сие есть истина, несомненная истина. Предавший Бога предаст и своего царя. Ничто не удержит такого человека от зла, ничто не воспрепятствует ему предать ближнего, ничто не побудит его жить честно».


Тахерзаде поясняет это утверждение Бахауллы примерно так: конечно, на первый взгляд кажется, что вокруг нас огромное количество атеистов, которые при это весьма надёжны и правдивы. Однако они честны, только пока жизнь не надавила на них по-настоящему. Типа того, как на земле может валяться кусок грязи и кусок железа, и если железо валяется там давно, оно будет выглядеть тоже как кусок грязи. Но если положить это железо и этот кусок грязи на наковальню и начать бить по ним молотом, сразу выяснится коренное различие между ними.

Владимир Чупин добавляет:

«На это атеисты вспоминают огромное количество героев советских времён — как военного времени, так и мирного. Моё объяснение этого таково: в СССР была религия, и называлась она марксизм-ленинизм. В том числе проповедовалось и самопожертвование во имя человечества — «За Родину, за Сталина», потом просто во имя светлых идеалов. Это религия была, пусть в ней и были очень тонко подменены понятия. Формально Бога не было — но Его место занимали то Ленин, то Сталин. Существование души отрицалось — но говорилось, что после смерти ты будешь «жить в плодах рук своих». В общем, квазирелигия это была, со всеми атрибутами...»

Затем Тамара Кожухарь проиллюстрировала поведение атеиста в сложной ситуации такой притчей:

ПОВЕРЬ!
(притча)

Однажды атеист прогуливался вдоль обрыва, поскользнулся и упал вниз. Падая, ему удалось ухватиться за ветку маленького дерева, росшего из расщелины в скале. Вися на ветке, раскачиваясь на холодном ветру, он понял всю безнадёжность своего положения: внизу были замшелые валуны, а способа подняться наверх не было. Его руки, держащиеся за ветку, слабели.

«Ну,— подумал он,— только один Бог может спасти меня сейчас. Я никогда не верил в Бога, но я, должно быть, ошибался. Что я теряю?»

Поэтому он позвал:

— Боже! Если ты существуешь, спаси меня, и я буду верить в тебя!

Ответа не было. Он позвал снова:

— Пожалуйста, Боже! Я никогда не верил в тебя, но если ты спасёшь меня сейчас, я, с сего момента, буду верить в тебя.

Вдруг Великий Глас раздался с облаков:

— О нет, ты не будешь верить! Я знаю таких, как ты!

Человек так удивился, что чуть было не выпустил ветку.

— Пожалуйста, Боже! Ты ошибаешься! Я на самом деле думаю так! Я буду верить!

— О нет, ты не будешь верить! Все вы так говорите.

Человек умолял и убеждал. Наконец Бог сказал:

— Ну, хорошо. Я спасу тебя. Отпусти ветку.

— Отпустить ветку?! — воскликнул человек.— Не думаешь же ты, что я сумасшедший!


Всеволод Рудой указывает:

Одна из концепций атеизма базируется на том, что определёнными качествами они могут превзойти верующих. Но прикол в том, какие качества выбираются для сравнения. Атеисты не хвастаются тем, что превосходят религиозных людей в жестокости или бесчинствах, во лжи или воровстве. Наоборот — они хвастаются тем, что ничуть не хуже верующих могут выполнять те рекомендации, которые предписаны верующим в священных книгах — честность, правдивость, взаимопомощь, любовь к ближнему.

Мне в этом интересны два аспекта.

Первый — такие заявления атеистов стали возможными благодаря кризису религии: верующие выполняли предписанное им столь плохо, что человек без веры получил возможность их превзойти.

Второй интересный аспект — источник списка добродетелей. Описание достойных качеств и необходимость их воплощать изначально взята из Священных книг, т. е. дана Богом. Заявляя на словах о своём неверии в Бога, атеисты выполняют Им предписанное, считая это своим достижением.



Диана Дружаева подводит такой итог этим рассуждениям:

Я думаю, что люди всех стран в мире на протяжении длинной истории человечества верили в Бога и приняли те духовные законы, которые принесли мировые религии. Со временем те или иные страны изменяли социальный строй, а духовные законы оставались в сердцах людей и передавались через поколения. Порой люди забывали источник этих законов, объявляя себя атеистами, однако духовность в сердцах оставалась неизменной. Так произошло с нашими родителями. Но наша задача, будучи бахаи, я считаю, что мы должны вернуть людям знание источника через обновлённое Откровение.


Геният Иссин (Geniyat Issin) пишет:

Моя любимая притча от Л. Н. Толстого о трёх старцах, которая иллюстрирует разницу между напускным благолепием, сосредоточенным на внешних ритуалах, и верой истинной — безмолвной и действенной:
http://www.poznanie.kiev.ua/torealize/1239-three-elders

«Три старца» (притча).

Л. Н. Толстой


Плыл на корабле архиерей из Архангельска-города в Соловецкие. На том же корабле плыли богомольцы к угодникам. Ветер был попутный, погода ясная, не качало. Богомольцы — которые лежали, которые закусывали, которые сидели кучками — беседовали друг с дружкой. Вышел и архиерей на палубу, стал ходить взад и вперёд по мосту. Подошёл архиерей к носу, видит, собралась кучка народа. Мужичок показывает что-то рукой в море и говорит, а народ слушает. Остановился архиерей, посмотрел, куда показывал мужичок: ничего не видно, только море на солнце блестит. Подошёл поближе архиерей, стал прислушиваться. Увидал архиерея мужичок, снял шапку и замолчал. Увидал и народ архиерея, тоже сняли шапки, почтенье сделали.

— Не стесняйтесь, братцы, — сказал архиерей.— Я тоже послушать подошёл, что ты, добрый человек, рассказываешь.

— Да вот про старцев нам рыбачок рассказывал,— сказал один купец посмелее.

— Что про старцев? — спросил архиерей, подошёл к борту и присел на ящик.— Расскажи и мне, я послушаю. Что ты показывал?

— Да вот островок маячит,— сказал мужичок и показал вперёд в правую сторону.— На этом самом островке и старцы живут, спасаются.

— Где же островок? — спросил архиерей.

— Вот по руке-то моей извольте смотреть. Вон облачко, так полевее его вниз, как полоска, виднеется.

Смотрел, смотрел архиерей, рябит вода на солнце, и не видать ему ничего без привычки.

— Не вижу, — говорит. — Так какие же тут старцы на острове живут?

— Божьи люди,— ответил крестьянин.— Давно уж я слыхал про них, да не доводилось видеть, а вот запрошлым летом сам видел. И стал опять рассказывать рыбак, как ездил он за рыбой, и как прибило его к острову к этому, и сам не знал, где он. Поутру пошёл ходить и набрёл на земляночку, и увидал у земляночки одного старца, а потом вышли и ещё два; покормили и обсушили его и помогли лодку починить.

— Какие же они из себя? — спросил архиерей.

— Один махонький, сгорбленный, совсем древний, в ряске старенькой, должно, годов больше ста, седина в бороде уж зеленеть стала, а сам всё улыбается и светлый, как ангел небесный. Другой ростом повыше, тоже стар, в кафтане рваном, борода широкая, седая с желтизной, а человек сильный: лодку мою перевернул, как ушат, не успел я и подсобить ему,— тоже радостный. А третий высокий, борода длинная до колен и белая как лунь, а сам сумрачный, брови на глаза висят, и нагой весь, только рогожкой опоясан.

— Что ж они говорили с тобой? — спросил архиерей.

— Всё больше молча делали, и друг с дружкой мало говорят. А взглянет один, а другой уж понимает. Стал я высокого спрашивать, давно ли они живут тут. Нахмурился он, что-то заговорил, рассердился точно, да древний маленький сейчас его за руку взял, улыбнулся,— и затих большой. Только сказал древний: «Помилуй нас», и улыбнулся.

Пока говорил крестьянин, корабль ещё ближе подошёл к островам.

— Вот теперь вовсе видно стало,— сказал купец.— Вот извольте посмотреть, ваше преосвященство,— сказал он, показывая.

Архиерей стал смотреть. И точно, увидал чёрную полоску — островок. Посмотрел, посмотрел архиерей и пошёл прочь от носу к корме, подошёл к кормчему.

— Какой это островок,— говорит,— тут виднеется?

— А так, безымянный. Их много тут.

— Что, правду говорят, что тут старцы спасаются?

— Говорят, ваше преосвященство, да не знаю, правда ли. Рыбаки, говорят, видали. Да тоже, бывает, и зря болтают.

— Я желаю пристать к острову, повидать старцев,— сказал архиерей.— Как это сделать?

— Кораблём подойти нельзя,— сказал кормчий.— На лодке можно, да надо старшого спросить.

Вызвали старшого.

— Хотелось бы мне посмотреть этих старцев,— сказал архиерей.— Нельзя ли свезти меня?

Стал старшой отговаривать.

— Можно-то можно, да много времени проведём, и, осмелюсь доложить вашему преосвященству, не стоит смотреть на них. Слыхал я от людей, что совсем глупые старики эти, живут — ничего не понимают и ничего и говорить не могут, как рыбы какие морские.

— Я желаю,— сказал архиерей.— Я заплачу за труды, свезите меня.

Нечего делать, распорядились корабельщики, переладили паруса. Повернул кормчий корабль, поплыли к острову. Вынесли архиерею стул на нос. Сел он и смотрит. И народ весь собрался к носу, все на островок глядят. И у кого глаза повострее, уж видят камни на острове и землянку показывают. А один уж и трёх старцев разглядел. Вынес старшой трубу, посмотрел в неё, подал архиерею. «Точно,— говорит,— вот на берегу, поправей камня большого, три человека стоят».
Посмотрел архиерей в трубу, навёл куда надо; точно, стоят трое: один высокий, другой пониже, а третий вовсе маленький; стоят на берегу, за руки держатся. Подошёл старшой к архиерею.

— Здесь, ваше преосвященство, остановиться кораблю надо. Если уж угодно, так отсюда на лодке вы извольте съездить, а мы тут на якорях постоим.

Сейчас распустили тросы, кинули якорь, спустили парус — дёрнуло, зашаталось судно. Спустили лодку, соскочили гребцы, и стал спускаться архиерей по лесенке.

Спустился архиерей, сел на лавочку в лодке, ударили гребцы в вёсла, поплыли к острову. Подплыли, как камень кинуть; видят — стоят три старца: высокий — нагой, рогожкой опоясан, пониже — в кафтане рваном, и древненький сгорбленный — в ряске старенькой; стоят все трое, за руки держатся.

Причалили гребцы к берегу, зацепились багром. Вышел архиерей.

Поклонились ему старцы, благословил он их, поклонились они ему ещё ниже. И начал им говорить архиерей.

— Слышал я,— говорит,— что вы здесь, старцы божии, спасаетесь, за людей Христу-богу молитесь, а я здесь, по милости божьей, недостойный раб Христов, его паству пасти призван; так хотел и вас, рабов божиих, повидать и вам, если могу, поучение подать. Молчат старцы, улыбаются, друг на дружку поглядывают.

— Скажите мне, как вы спасаетесь и как Богу служите,— сказал архиерей.

Воздохнул средний старец и посмотрел на старшего, на древнего; нахмурился высокий старец и посмотрел на старшего, на древнего. И улыбнулся старший, древний старец и сказал: «Не умеем мы, раб божий, служить Богу, только себе служим, себя кормим».

— Как же вы Богу молитесь? — спросил архиерей.

И древний старец сказал: «Молимся мы так: трое вас, трое нас, помилуй нас».

И как только сказал это древний старец, подняли все три старца глаза к небу и все трое сказали: «Трое вас, трое нас, помилуй нас!»

Усмехнулся архиерей и сказал:

— Это вы про святую Троицу слышали, да не так вы молитесь. Полюбил я вас, старцы божии, вижу, что хотите вы угодить Богу, да не знаете, как служить ему. Не так надо молиться, а слушайте меня, я научу. Не от себя буду учить вас, а из божьего Писания научу тому, как Бог повелел всем людям молиться ему.

И начал архиерей толковать старцам, как Бог открыл себя людям: растолковал им про Бога-Отца, Бога-Сына и Бога-Духа Святого, и сказал:

— Бог-Сын сошёл на землю людей спасти и так научил всех молиться. Слушайте и повторяйте за мной.

И стал архиерей говорить: «Отче наш». И повторил один старец: «Отче наш», повторил и другой: «Отче наш», повторил и третий: «Отче наш». — «Иже еси на небесех». Повторили и старцы: «Иже еси на небесех». Да запутался в словах средний старец, не так сказал; не выговорил и высокий, нагой старец: ему усы рот заросли — не мог чисто выговорить; невнятно прошамкал и древний беззубый старец.

Повторил ещё раз архиерей, повторили ещё раз старцы. И присел на камушек архиерей, и стали около него старцы, и смотрели ему в рот, и твердили за ним, пока он говорил им. И весь день до вечера протрудился с ними архиерей; и десять, и двадцать, и сто раз повторял одно слово, и старцы твердили за ним. И путались они, и поправлял он их, и заставлял повторять сначала.

И не оставил архиерей старцев, пока не научил их всей молитве господней. Прочли они её за ним и прочли сами. Прежде всех понял средний старец и сам повторил её всю. И велел ему архиерей ещё и ещё раз сказать её, и ещё повторить, и другие прочли всю молитву. Уж смеркаться стало, и месяц из моря всходить стал, когда поднялся архиерей ехать на корабль. Простился архиерей со старцами, поклонились они ему все в ноги.

Поднял он их и облобызал каждого, велел им молиться, как он научил их, и сел в лодку и поплыл к кораблю.
И плыл к кораблю архиерей, и все слышал, как старцы в три голоса громко твердили молитву Господню. Стали подплывать к кораблю, не слышно уж стало голоса старцев, но только видно было при месяце: стоят на берегу, на том же месте, три старца,— один поменьше всех посередине, а высокий с правой, а средний с левой стороны.

Подъехал архиерей к кораблю, взошёл на палубу, вынули якорь, подняли паруса, надуло их ветром, сдвинуло корабль, и поплыли дальше. Прошёл архиерей на корму и сел там, и всё смотрел на островок. Сначала видны были старцы, потом скрылись из вида, виднелся только островок, потом и островок скрылся, одно море играло на месячном свете.

Улеглись богомольцы спать, и затихло всё на палубе. Но не хотелось спать архиерею, сидел он один на корме, глядел на море, туда, где скрылся островок, и думал о добрых старцах. Думал о том, как радовались они тому, что научились молитве, и благодарил Бога за то, что привёл он его помочь божьим старцам, научить их слову Божию.

Сидит так архиерей, думает, глядит в море, в ту сторону, где островок скрылся. И рябит у него в глазах,— то тут, то там свет по волнам заиграет. Вдруг видит, блестит и белеется что-то в столбе месячном: птица ли, чайка или парусок на лодке белеется. Пригляделся архиерей. «Лодка,— думает,— на парусе за нами бежит. Да скоро уж очень нас догоняет. То далеко, далеко было, а вот уж и вовсе виднеется близко. И лодка не лодка, на парус не похоже. А бежит что-то за нами и нас догоняет». И не может разобрать архиерей, что такое: лодка не лодка, птица не птица, рыба не рыба. На человека похоже, да велико очень, да нельзя человеку середь моря быть. Поднялся архиерей, подошёл к кормчему:

— Погляди,— говорит,— что это? Что это, братец? Что это? — спрашивает архиерей, а уж сам видит — бегут по морю старцы, белеют и блестят их седые бороды, и, как к стоячему, к кораблю приближаются.

Оглянулся кормчий, ужаснулся, бросил руль и закричал громким голосом:

— Господи! Старцы за нами по морю, как посуху, бегут!

Услыхал народ, поднялся, бросились все к корме. Все видят: бегут старцы, рука с рукой держатся — крайние руками машут, остановиться велят. Все три по воде, как посуху, бегут, и ног не передвигают.

Не успели судна остановить, как поравнялись старцы с кораблём, подошли под самый борт, подняли головы и заговорили в один голос:

— Забыли, раб божий, забыли твоё ученье! Пока твердили — помнили, перестали на час твердить, одно слово выскочило — забыли, всё рассыпалось. Ничего не помним, научи опять.

Перекрестился архиерей, перегнулся к старцам и сказал:

— Доходна до Бога и ваша молитва, старцы божии. Не мне вас учить. Молитесь за нас, грешных!

И поклонился архиерей в ноги старцам. И остановились старцы, повернулись и пошли назад по морю. И до утра видно было сиянье с той стороны, куда ушли старцы.



Комментарий Владимира Чупина:

На самом деле притча о трёх старцах предлагает суфийское понимание добродетели — что Богоявление не нужно :-) То есть, этим старцам якобы вообще не требовались слова Христа — они были святы и всего достигли и без этого.

Бахаулла, как мы знаем, отвергает эту суфийскую идею. Единственный источник знания о Боге, как Он утверждает, это Слово Богоявления:

«Ни свеча, ни лампа не могут загореться сами; так и зеркалу никогда не освободиться самому от покрывающего его праха. Ясно и очевидно, что если не разжечь огонь, лампа вовеки не загорится, и если не удалить пыль с поверхности зеркала, в нем вовеки не появится образ солнца и не отразятся свет и слава его.

Поскольку невозможна непосредственная связь, коя соединяла бы Единого Бога истинного с Его творением, и не может существовать ни малейшего сходства между преходящим и Вечным, обусловленным и Абсолютным, повелел Он, дабы в каждый век и законоцарствие являлась в мирах земном и небесном чистая и непорочная Душа».


Этот вопрос действительно сейчас сильно запутался. Атеисты приводят в пример кучу праведных атеистов и решительно заявляют, что это доказывает — никакая религия для правильного поведения не нужна, достаточно логики и разума.
Бахаулла заявлял противоположное. По Его утверждению, «неверующий не может быть ни честным, ни надёжным». Это очень сильное утверждение, и на первый взгляд оно действительно противоречит тому, что мы наблюдаем вокруг.

Давайте ещё посмотрим пояснение Абдул-Баха по этому поводу:

«Мы не должны довольствоваться тем, чтобы следовать каким-то путём только потому, что он был избран нашими отцами. Долг каждого человека — исследовать действительность; мы не можем довольствоваться познаниями действительности другого человека. Если бы все в мире были богатыми, а один человек — бедным, то какую пользу эти богатства принесли бы ему? Если бы весь мир был добродетельным, а один человек погряз во грехе, то какие благие плоды смог бы он принести? Если весь мир залит лучезарным светом, а человек слеп, какой ему прок от сего? Если весь мир живёт в достатке, а человек голоден, где та пища, коей он насытится? Посему каждый человек должен познать всё сам. Идеи и верования, оставленные ему в наследство его отцами и предками, недостаточны, ибо приверженность им есть не что иное, как подражание, а подражание всегда приводит к разочарованию и заблуждению. Познавайте действительность, дабы вы могли проникнуть в сущность истины и в правду жизни».


Атеисты подпишутся под этими словами обеими руками и воскликнут: «Ну да, здесь же чётко говорится, что религия не нужна! Полезность праведного поведения очевидна просто из самостоятельных рассуждений!»

Однако Абдул-Баха, как вы понимаете, имел в виду прямо противоположное. Он имел в виду, что люди не должны слепо следовать какой-то религиозной традиции — они должны принять Бахауллу. То есть, традиция не может быть надёжным руководством, потому что она слепа. Только когда человек сам во всём разберётся и поймёт, почему надо считать данного конкретного человека Богоявлением, только тогда Слово этого Богоявления пустит в его душе прочные корни. Если он просто верит, например, своим родителям, что Христос есть Богоявление, а Мухаммад — нет, то такая традиция не очень-то полезна.

Однако это и к атеистам относится, только с другой стороны,— они хоть и кичатся своей логикой, да только практика показывает, что моральный релятивизм, который они исповедуют, ни до чего хорошего в итоге не доведёт. Если вдруг два атеиста разойдутся относительно моральных принципов, они никогда не найдут общий знаменатель, потому что логика в отношении добродетелей не действует. Что логичнее — убивать людей ради денег или жертвовать собой ради окружающих? Первое явно соответствует логике материализма, тогда как второе ей противоречит. Если атеист не следует слепо тем принципам, которые ему внушила его мама, то он должен быть материалистом, так ведь? А материализм утверждает, что никакой души нет, равно как и загробного мира. Значит, план жизни надо строить только из расчёта максимальных материальных приобретений и удовольствий.

Получается, конечно, полный абсурд, если разобраться, потому что с точки зрения атеиста человек есть не более чем мешок солей и четыре ведра воды, а наша высшая нервная деятельность — чисто случайное явление. У атеистов вообще всё случайно, они принципиально отвергают вопрос «зачем», называют его «ловушкой нашего сознания», приводят в примере детей, которые спрашивают, зачем дует ветер. Не «зачем», говорят они, а «почему» — потому что солнце нагревает разные участки Земли по-разному, вот и возникает разница давлений. А дети, мол, пытаются подвести под это всякие наивные объяснения типа «ветер дует, чтобы деревья качались».

О каких добродетелях может идти речь при подобном мировоззрении?
волшебник

Мухаммад-Хадий-и Саххаф

Наткнулся на удивительную историю из книги Абдул-Баха «Дань памяти верным» (Memorials of the Faithful). Вы не думайте, я не забыл про книжку Гари Мэтьюса, просто это такой маленький кусочек, кто я решил им обязательно поделиться с вами и потратить на него пару часов. Приятного чтения и глубоких размышлений.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Ещё одним из тех, кто эмигрировал и поселился рядом с Бахауллой, был Мухаммад-Хади, переплётчик. Этот выдающийся человек был из Исфахана, и в искусстве переплёта и украшения книг ему не было равных. Когда он полностью предался любви к Богу, то был внимателен и бесстрашен на стезе её. Он оставил свой дом и начал ужасное путешествие, с крайними трудностями идя из одной страны в другую, пока не достиг Святой Земли и не стал в ней узником. Он постоянно пребывал у Святого Порога, тщательно подметая его и наблюдая за всем происходящим. Благодаря его постоянным усилиям, участок перед домом Бахауллы был всегда подметён, обрызган водой и безупречен.

Бахаулла часто смотрел на этот участок земли, улыбался и говорил: «Мухаммад-Хади превратил квадрат перед этой тюрьмой в дворцовый будуар. Он доставил удовольствие всем соседям и заслужил их похвалу».

Когда он заканчивал подметать, обрызгивать и вычищать двор, он принимался за украшение и переплёт книг и Скрижалей. Так протекали его дни, и сердце его было исполнено счастья в присутствии Возлюбленного человечества. Он был великолепной душой, истинной, достойной блаженства единения со своим Господом и свободной от мирской заразы.

Как-то раз он пришёл ко мне и пожаловался на хроническое недомогание. «У меня озноб и лихорадка уже два года,— сказал он.— Врачи прописали слабительное и хинин. Лихорадка прекращается на несколько дней; затем возвращается. Они дают мне ещё больше хинина, но лихорадка всё равно возвращается. Я устал от жизни и уже не могу выполнять свою работу. Спаси меня!»

«Какая еда тебе больше всего нравится? — спросил я его.— Чего бы ты поел сейчас с аппетитом?»

«Я не знаю»,— ответил он.

В шутливом тоне я стал называть разные блюда. Когда я дошёл до ячменного супа с молочной сывороткой (аш-и-кашк), он сказал: «Очень хорошо! Но только чтобы с тушёным чесноком».

Я дал указание приготовить для него это блюдо, и ушёл. На следующий день он предстал передо мной и рассказал следующее: «Я съел целую миску этого супа. Затем я положил голову на подушку и проспал мирно до самого утра».

Говоря кратко, с этого момента он был совершенно здоров на протяжении примерно двух лет.

Как-то раз ко мне пришёл один верующий и сказал: «Мухаммад-Хади горит в лихорадке». Я поспешил к его постели и обнаружил, что у него температура 42 градуса по Цельсию. Он был на грани потери сознания. Я спросил: «Что он сделал?» «Когда у него настала лихорадка,— ответили мне,— он заявил, что знает из личного опыта, что ему следует делать. Затем он наелся ячменного супа с сывороткой и тушёным чесноком; и вот он результат».

Я был поражён тем, как причудливо сложилась судьба. Я сказал им: «Поскольку два года назад его организм был тщательно очищен и вся система была в хорошем состоянии; поскольку у него был хороший аппетит к этой еде и его недомогание заключалось в лихорадке и ознобе, я и прописал ему ячменный суп. Но в этот раз, по причине другого питания, при отсутствии аппетита, а особенно при высокой температуре, не было никакой причины диагностировать прежнее хроническое заболевание. Зачем только он ел этот суп!» Они ответили: «Так неудачно сложились обстоятельства». Ситуация зашла слишком далеко; Мухаммада-Хади уже невозможно было спасти.

Он был человеком невысокого роста, но возвышенного положения и выдающегося ума. Его сердце было чистым, а душа лучезарной. На протяжении всего времени его служения у Святого Порога он был любим друзьями и пользовался благоволением Божиим. Время от времени, с улыбкой на устах, Благословенная Красота обращался к нему с добрыми и милостивыми словами.

Мухаммад-Хади всегда был верным человеком, и почитал всё, за исключением благоволения Божиего, вымыслами и баснями, и ничем иным. Благословен он за то, что удостоился сего дара, да возрадуется он тому месту, в кое он будет приведён; пусть одарит его благом сия чаша вина, сдобренного из родника камфары, и пусть все его труды удостоятся хвалы и буду приняты Богом.[1]
[1 Ср. Кур’βн 11:101; 11:100; 76:5; 76:22; 17:20.]
волшебник

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Пророчество 3.

Королева Виктория



Пророчество 3: Успех и устойчивость правления королевы Виктории.



Послание Бахауллы британской королеве Виктории, в отличие от Его обращений к Наполеону III и кайзеру Вильгельму I, было выдержано в оптимистическом ключе. Впрочем, и в этом случае оно ярко противоречило тогдашнему уровню понимания ситуации. Положение Королевы Виктории казались на тот момент весьма шатким; её здоровье было далеко от идеального, а популярность падала, поскольку она вышла замуж на немца. Бахаулла пообещал ей, что Бог укрепит её правление в награду за её справедливую и человеколюбивую политику. Особенно высоко Он оценил два пункта стратегии её государственного управления: соблюдение незадолго принятых до этого законов, запрещающих торговлю рабами, и деятельность по расширению и углублению избирательных прав в метрополии. Закон 1867 г. о народном представительстве, например, почти удвоил численность английского электората; соответствующие законы для Шотландии и Ирландии, принятые на следующий год, дали аналогичный результат.

О королева в Лондоне! — писал Бахаулла.— Преклони слух свой к гласу Господа твоего, Господа всего человечества. Он, воистину, явился в мир в Своей величайшей славе, и всё упомянутое в Евангелии сбылось. Нас уведомили, что ты запретила торговлю рабами, как мужчинами, так и женщинами. Сие, без сомнения, есть то, что Бог предписал в сём дивном Откровении. За это Бог, воистину, назначил вознаграждение тебе... Мы также слышали, что ты отдала бразды совета в руки народных представителей. Ты, воистину, поступила правильно, ибо тем самым фундамент, на который опирается здание твоих дел, укрепится, и сердца всех обретающихся под сенью твоей, будь они высокого или низкого звания, обретут спокойствие.[68]


Из всех правителей, которых Бахаулла пригласил исследовать Его Дело и помочь Ему, только королева Виктория снизошла хотя бы до учтивого ответа. «Если это от Бога,— якобы сказала она,— то это дело выстоит; если же нет, оно не принесёт вреда».[69]

В точности как и предвидел Бахаулла, её правление «укрепилось» и Великобритания процветала под её рукой. Она царствовала до 1901 г., и из всех династий, к представителям которых обращался Бахаулла, до сегодняшнего момента дожил только её царствующий дом.*

* Внучка королевы Виктории, королева Мария Румынская, стала преданным и бесстрашным последователем Бахауллы. Её вера в Его Божественный авторитет, часто провозглашавшаяся ею в печати, вызывала такое изумление среди других царственных особ, что она написала по этому поводу:

«Некоторые представители моего круга удивляются и осуждают моё мужество, когда я делаю этот шаг и произношу слова, непривычные для венценосных особ, однако эти мои поступки обусловлены внутренним побуждением, которому я не могу противиться».


(Высокая оценка веры бахаи [Appreciations of the Baha'i Faith], стр. 9.)
волшебник

Бог научил Корану, научил Байану

В Коране есть такая известная фраза:

«Бог милости научил Корану, создал человека и научил его Байану».


[Коран, 55:1-3]

Не удивляйтесь — там действительно так написано, хотя понятно, что несведущие переводчики переводили слово «Байан» (обычно — как «членораздельная речь»). Странно, что при этом они не переводили «Коран», который, по идее, означает «читаемые вслух слова».

Загадочная фраза, да? Одно из тех тёмных мест Корана, что интриговали мусульманских богословов на протяжении многих веков.

Разъяснилась эта загадочная фраза с приходом Баба. Получается, что в ней описывается историческая последовательность событий — ну, об этом вы уже, наверное, догадались. Единственное, что здесь смущает, это что человек был создан после того, как (кого-то) научили читать вслух некие слова. Ну, даже понятно, какие слова — Божественные, но это только больше запутывает дело. Получается, что пирог был съеден до того, как его испекли, так что ли? Сначала человека научили говорить, потом его создали, а потом его научили говорить членораздельно?
Баб приходит здесь нам на помощь и подсказывает, что в данном случае речь идёт не о каком-то там простом человеке с улицы (а то мы ещё начнём думать, что было раньше — человек или улица :-) ). Речь здесь идёт о Богоявлении. Иными словами, надо эту фразу переводить так (обратите внимание на иную расстановку прописных букв):

«Бог милости научил Корану, создал Человека и научил Его Байану».

На базовом уровне тут всё понятно — сначала был Мухаммад с Кораном, а потом Баб с Байаном. Однако тут есть и второй уровень смысла:

«Бог милости научил произносить вслух слова, затем создал Богоявление и научил Его разъяснять их смысл».

То есть, до Баба люди умели только произносить вслух Божественные Слова — ну, можно вспомнить для примера кришнаитов, которые проповедуют необходимость произносить вслух «Харе Кришна» как можно чаще. Баб и Бахаулла, кстати, не отменили этой необходимости — бахаи должны тоже говорить «Слава Бахаулле» как можно чаще, минимальное требование — 95 раз в день. Как вы понимаете, «Алла-у-Абха» — это «Славен будь Господь Преславный», и Имя Бахауллы тут фигурирует практически в явном виде, то есть аналогия с «Харе Кришна» полная. Называется такое чтение вслух «зикр», или «поминание»,— известная практика, кстати, не только среди кришнаитов, но и суфиев. Также понятно, что когда придёт следующее Богоявление, то имя в этом обращении опять сменится.

До Баба все ниспосланные свыше Учителя были ограничены Богом в интенсивности Своего света — их поэтому называли Пророками или Посланниками: ещё не Богоявлениями. Баб, по идее, тоже Пророк и Посланник — Он пророчествовал о Бахаулле и был послан Бахауллой (Который, как вы помните, был на два года Его старше, что как бы символизирует). Однако Баб уже принёс с Собой принципиально новый объём информации — люди с этого момента могли не просто читать вслух Божественные Слова, не особо понимая их смысл, как было во все предыдущие эпохи,— они получили в свои руки Разъяснение их внутреннего смысла, «Байан». Все тёмные места Корана («Читаемого вслух Слова») стали абсолютно прозрачны для нас благодаря «Байану» — «Разъяснению».

Это я делюсь с вами тем, что прочитал в совершенно удивительной книге Gate of the Heart by Nader Saiedi. Искренне рекомендую. Невероятно сложные вещи он там пишет, но вот таких вот озарений вас ожидает масса, это можно гарантировать. Я обычно не могу осилить больше одной страницы в день, читаю эту книжку утром и вечером по полчасика, потом уже мозги перегружаются. Даже иногда, если чувствую, что прочитанное мне непонятно, перечитываю одно и то же несколько дней. Но оно того стоит — каждая страница там содержит какую-нибудь удивительную новую для меня концепцию. Которая, когда её осознаешь, кажется само собой разумеющейся — тоже интересный аспект Богоявленных Слов. Как будто это понимание давно сидело где-то внутри, и ты его просто вспомнил,— вытащил, так сказать, из тёмных глубин подсознания.
волшебник

Песня про Святую Землю

Дорогие друзья!

Тут недавно один замечательный бахаи, Ильяс Фаткулов из Оренбурга, написал стихи (на самом деле, это песня) про Святую Землю. Было бы здорово, если бы кто-то сочинил сюда и музыку. Ну, или, может быть, лучше так сформулировать социальный заказ: нам нужна песня, прославляющая Святую Землю. А то всё Городницкий да Городницкий. Если этот текст не ложится на пришедшую в голову мелодию, может быть, другой какой-то придумается, по мотивам, так сказать.

Кстати, были уже какие-то такие песни у нас или нет? Не могу припомнить, но с обменом песнями у нас вообще как-то туго в общине. Надо придумать какой-нибудь форум для совместного прослушивания, что ли, типа того же "Плеера.ру"...




«ХАНААН-ПАЛЕСТИНА-КАРМЕЛЬ»
(песня)

1. Долгий путь в Ханаан из далёкой земли
Авраам совершил, и покой здесь нашёл.
Моисей, увидав Палестину вдали,
ликовал всей душой, хоть сюда не вошёл.

Припев: Мир тебе, Ханаан-Палестина-Кармель,
пусть поёт над тобою святая свирель,
и звучит для тебя птиц божественных трель:
расцветай, «Виноградник Господень» — Кармель.

2.Иисус, в Палестине «Завет» возгласив,
отдал жизнь, чтобы смерти законы попрать.
Своим духом полёт в «Ночь Кадра» совершив,
на «Скале» внимал Богу «Пророков Печать».
Припев:

3.На вершине Кармель, в небе синем паря,
купол поднят над тем, кто назвался «Врата»,
кто «Предтечею» был, волю свыше творя,
«Славе Божьей», восславив Его навсегда.
Припев:

4.Возведён в Палестину был Бахаулла –
Словом Бога – девятый Великий Пророк,
с ним заря Бахаи над Вселенной взошла
и стал центром миров сей земли уголок.




Пожелания: - обязательно должны присутствовать партии
скрипки (альта) и высокий (детский) голос или хор;

- между 1и 2, а также между 3 и 4 куплетами припев
можно не исполнять, а в конце спеть его дважды.

Буддизм - монотеистическая религия?

Дорогие друзья,
подскажите, пожалуйста,  что можно ответить интересующемуся по поводу того, что
"В буддизме нет души как неизменной субстанции, нет противопоставления субъекта и объекта, духа и материи, нет Бога как творца и безусловно высшего существа." (Энциклопедический словарь "Всемирная история")
Как тогда буддизм "вписывается" в Прогрессивное Откровение?
Я всегда считала, что буддизм - это монотеистическая религия. Оно, наверное, так и есть, но вот по словарным определениям получается, что о Боге Будда вообще не учил...
волшебник

Свобода унижает человека?

Случайно вышел тут на одну ссылку, где Парфёнов рассказывает о нынешнем состоянии российской журналистики, прежде всего — телевидения:




Вообще-то понятно, что свобода — палка о двух концах. В том числе и свобода слова. Большинство современных нам неравнодушных людей автоматически перенимает американскую парадигму — должна быть постоянная ругань, разоблачения, вскрытие злоупотреблений и проч., и тогда власть не будет наглеть. Однако с точки зрения бахаи такое общество — это как больной раком человек, в котором правая рука борется с левой.

Collapse )
цветок

Сущность первородного греха в концепции учения бахаи

Приветствую всех :-) С кем я еще незнакома - меня зовут Анжела Ченина, я из Москвы. С учением бахаи я познакомилась случайно года два назад, и с тех пор интерес к нему у меня лишь возрастает.
Я хочу привлечь ваше внимание к интереснейшей проблеме, на которую я для себя пока не смогла найти четкого ответа.
Наверное, многие в курсе последних исследований в астрономии и по части успешного поиска экзопланет. Недавно была обнародована информация о найденной всего лишь в 20 световых годах от Земли планете, максимально близкой к земным параметрам. В сеть уже просочилась информация, что орбитальный телескоп «Кеплер» за год своей миссии успел наоткрывать целую кучу землеподобных (условно, конечно) планет. Органика обнаруживается в космосе, в кометном веществе, гипотеза панспермии обретает все больше веса… Все это даже скептиков подводит к мысли, что Вселенная наполнена жизнью и разумом (кстати, Бахаулла ведь упоминал о «миллионах посланников на небесных престолах, каждый из которых величием равен Иисусу»)
В связи с этим , мне кажется, тема первородного греха человечества обрастает новыми вопросами.
В религиях откровения первородный грех, утеря «прямой связи» с Богом и через это обретение всем видом хомо сапиенс «воли к злу», рассматривается как катастрофа, а не как нормальное явление. Катастрофы не случаются часто. Не дает ли это надежду, что иные цивилизации, по крайней мере многие из них, не проходили через подобный этап?
Collapse )
велос

Бахийи Нахджавани "Сума", серия "Зеркало алхимика"

Издательство Рипол Классик, Москва, опубликовало роман Бахийи Нахджавани "Сума" тиражом 5000 экземпляров. Описание с сайта книжной сети "Буквоед":
"ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА
Книга Бахийи Нахджавани "Сума" открывает новую литературную серию "Зеркало алхимика". Чем занят алхимик? Он превращает обыденное в благородное. Он нацелен на чудо - на трансформацию материи, сознания и того, что под ним. Поэтому книги этой серии нацелены на внутренний катарсис, на то, что происходит в нас самих, когда мы ищем ответы на загадки, которыми нас атакует жизнь.
На запыленных караванных путях Аравии наполненная (по слухам) сокровищами седельная сума переходит из рук в руки - от купца (заочно) к вору, от вора к невесте и далее, по порядку, к атаману, меняле, рабыне, паломнику, священнику, дервишу и трупу. Каждый персонаж этого оригинального остросюжетного романа уверен, что знает секрет жизни и каждый, заполучив суму, узнает для себя самое главное".

Большой интерес представляет предисловие переводчика, посвященное описанию религии бахаи, при том, что сама Бахийи не упоминает в своем произведении о вере. Даны также ссылки на официальный сайт бахаи России и на библиотеку литературы бахаи на русском языке, а к некоторым предложениям переводчик сделал сноски на тексты писаний бахаи и других религий.

Книга есть в продаже в сети Буквоед в Петербурге, Архангельске, Великом Новгороде, в интернет-магазине.

Опубликовано с мобильного портала m.livejournal.com
9star

Толкование Апокалипсиса по Риггсу, Глава 2, Послания

Здесь, с вашего позволения, я решил выложить для сравнения (отнюдь, не соревнования, конечно) мой перевод отрывка из книги Риггса (Robert F. Riggs, "THE APOCALYPSE. An Exegesis", 1998, < http://www.bahai.az/lib/books/apocalypse_en.html>), соответствующий содержанию последнего отрывка, выложенного Игорем (Глава 4). Я не планирую публиковать здесь всю книгу (которую, к тому же, так и не удосужился перевести до конца; переводил для своего удовольствия). Поэтому, извините, что пропускаю начало книги (хотя из-за этого некоторые символические, астрологические и т.п. упоминания в тексте могут показаться туманными или остаться незамеченными) и, вероятно, не будет систематического продолжения.


-----

ГЛАВА 2 - ПИСЬМА К ДРЕВНИМ ВЕРАМ

РЕЗЮМЕ:

В этой главе письма адресуются Сабейской, Иудейской, Индуистской и Зороастрийской Церквам. (Письма Буддистской, Христианской и Мусульманской Церквям будут представлены в следующей главе.)

Письма адресуются Богоявлениям и приверженцам этих Церквей, поскольку они будут существовать в конце Эпохи Рыб. Каждая из Церквей отклонилась от своей изначальной чистоты и живости. Говорящий в каждом из этих первых четырех писем – это Бог, говорящий через Бахауллу.

Сабейская Церковь превозносится за ее добрые дела, терпение, отторжение нарушителей завета, и т.д., но осуждается за то, что она сбилась со своего первоначального учения. Поэтому, Бахаулла грозится быстро придти и погасить Сабейскую Церковь, если она не покается и полностью не обратит свой курс.

Моисей и Иудейская Церковь превозносится за "истинных Иудеев" среди ее паствы, за тех, кто делает хорошие дела и духовно богат, и кто противостоял скорби и бедности на протяжении столетий. Но он осуждает "синагогу Сатаны" и предупреждает Иудеев, что многие из них будут брошены в темницы и подвергнуты страданиям "дьяволом" [Гитлером] на протяжении 10 лунных лет. Те, кто будут стойки, останутся верны Богу и преодолеют лжеучение внутри Церкви, будут вознаграждены "венцом жизни" и при этом они не потерпят вреда от "второй смерти" [непринятие Бахауллы, Мессии Последнего Дня].

Кришна и Индуистская Церковь превозносятся за их добрые дела, даже в том месте, "где Сатана [Шива] пребывает". Бахаулла также превозносит Индуистов за то, что они держат пост в честь Брамы во время бурных дней Господа Будды; но он выговаривает им за то, что они держат учение Ваала [Шивы] с его обрядами плодовитости, и за большой пантеон богов и демонов. Бахаулла предупреждает их, чтобы они побороли это и другие лжеучения, или иначе он придет быстро, и поразит их Мечом Истины. Тем, кто действительно преодолеет, он даст "сокровенную манну" Слова Божьего и новое имя «Бахаи», имя, значение которого будет известно только приверженцу.

Зороастр и его Церковь превозносятся за их добрые дела благотворительности, веры, и т.д., и получают комплименты за то, что они делали еще лучше, чем вначале. Однако, они осуждаются за их идолопоклонство и другую упадочническую практику, и за свидетельство Сатаны [Агримана]. Те, кто "не знают глубин сатанинских", кто преодолеет лжеучение, и т.д., не получат никаких дальнейших испытаний, но будут вознаграждены "утренней звездой", Бабом, который явится в их среде, и кто предназначен, со своими приверженцами, управлять народами "жезлом железным".

Следующие письма в Главах 2 и 3 адресуются 7 Церквам Азии, как они характеризуются в конце эпохи Рыб. В отличие от своей первоначальной чистоты, все эти Церкви разложились. Говорящий - Дух Божий, говорящий через Богоявление. Их стиль предполагает эквивалентность между Богоявлением и Его Церковью, и Спаситель, кажется, идентичен спасенному. "Более того, все, кроме самих Явителей, живы благодаря их Воле, и движимы, и сущи чрез излияние их милостей." "Близость одних (к Богу) и удаленность других (от Бога) означает степень близости человека по отношению к Явителям."[Крупицы, XC, XCIII].
Первые пять писем адресованы Основателям Сабейской, Иудейской, Индуистской, Зороастрийской и Буддийской Вер. Все эти Веры были явлены в течение Эпохи Овна, и их Законоцарствия были завершены к началу Эпохи Рыб.

Collapse )