Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

волшебник
  • chupin

Бахаи готовят санитарных инструкторов в Конго

Регулярные и всё более активные обсуждения среди жителей деревни Южное Киву стимулируют размышления о гигиене и вдохновляют многие сотни людей на совместные действия.

Регулярные и всё более активные обсуждения среди жителей деревни Южное Киву стимулируют размышления о гигиене и вдохновляют многие сотни людей на совместные действия.
Регулярные и всё более активные обсуждения среди жителей деревни Южное Киву стимулируют размышления о гигиене и вдохновляют многие сотни людей на совместные действия.
Collapse )
волшебник
  • chupin

Мухаммад-Хадий-и Саххаф

Наткнулся на удивительную историю из книги Абдул-Баха «Дань памяти верным» (Memorials of the Faithful). Вы не думайте, я не забыл про книжку Гари Мэтьюса, просто это такой маленький кусочек, кто я решил им обязательно поделиться с вами и потратить на него пару часов. Приятного чтения и глубоких размышлений.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Ещё одним из тех, кто эмигрировал и поселился рядом с Бахауллой, был Мухаммад-Хади, переплётчик. Этот выдающийся человек был из Исфахана, и в искусстве переплёта и украшения книг ему не было равных. Когда он полностью предался любви к Богу, то был внимателен и бесстрашен на стезе её. Он оставил свой дом и начал ужасное путешествие, с крайними трудностями идя из одной страны в другую, пока не достиг Святой Земли и не стал в ней узником. Он постоянно пребывал у Святого Порога, тщательно подметая его и наблюдая за всем происходящим. Благодаря его постоянным усилиям, участок перед домом Бахауллы был всегда подметён, обрызган водой и безупречен.

Бахаулла часто смотрел на этот участок земли, улыбался и говорил: «Мухаммад-Хади превратил квадрат перед этой тюрьмой в дворцовый будуар. Он доставил удовольствие всем соседям и заслужил их похвалу».

Когда он заканчивал подметать, обрызгивать и вычищать двор, он принимался за украшение и переплёт книг и Скрижалей. Так протекали его дни, и сердце его было исполнено счастья в присутствии Возлюбленного человечества. Он был великолепной душой, истинной, достойной блаженства единения со своим Господом и свободной от мирской заразы.

Как-то раз он пришёл ко мне и пожаловался на хроническое недомогание. «У меня озноб и лихорадка уже два года,— сказал он.— Врачи прописали слабительное и хинин. Лихорадка прекращается на несколько дней; затем возвращается. Они дают мне ещё больше хинина, но лихорадка всё равно возвращается. Я устал от жизни и уже не могу выполнять свою работу. Спаси меня!»

«Какая еда тебе больше всего нравится? — спросил я его.— Чего бы ты поел сейчас с аппетитом?»

«Я не знаю»,— ответил он.

В шутливом тоне я стал называть разные блюда. Когда я дошёл до ячменного супа с молочной сывороткой (аш-и-кашк), он сказал: «Очень хорошо! Но только чтобы с тушёным чесноком».

Я дал указание приготовить для него это блюдо, и ушёл. На следующий день он предстал передо мной и рассказал следующее: «Я съел целую миску этого супа. Затем я положил голову на подушку и проспал мирно до самого утра».

Говоря кратко, с этого момента он был совершенно здоров на протяжении примерно двух лет.

Как-то раз ко мне пришёл один верующий и сказал: «Мухаммад-Хади горит в лихорадке». Я поспешил к его постели и обнаружил, что у него температура 42 градуса по Цельсию. Он был на грани потери сознания. Я спросил: «Что он сделал?» «Когда у него настала лихорадка,— ответили мне,— он заявил, что знает из личного опыта, что ему следует делать. Затем он наелся ячменного супа с сывороткой и тушёным чесноком; и вот он результат».

Я был поражён тем, как причудливо сложилась судьба. Я сказал им: «Поскольку два года назад его организм был тщательно очищен и вся система была в хорошем состоянии; поскольку у него был хороший аппетит к этой еде и его недомогание заключалось в лихорадке и ознобе, я и прописал ему ячменный суп. Но в этот раз, по причине другого питания, при отсутствии аппетита, а особенно при высокой температуре, не было никакой причины диагностировать прежнее хроническое заболевание. Зачем только он ел этот суп!» Они ответили: «Так неудачно сложились обстоятельства». Ситуация зашла слишком далеко; Мухаммада-Хади уже невозможно было спасти.

Он был человеком невысокого роста, но возвышенного положения и выдающегося ума. Его сердце было чистым, а душа лучезарной. На протяжении всего времени его служения у Святого Порога он был любим друзьями и пользовался благоволением Божиим. Время от времени, с улыбкой на устах, Благословенная Красота обращался к нему с добрыми и милостивыми словами.

Мухаммад-Хади всегда был верным человеком, и почитал всё, за исключением благоволения Божиего, вымыслами и баснями, и ничем иным. Благословен он за то, что удостоился сего дара, да возрадуется он тому месту, в кое он будет приведён; пусть одарит его благом сия чаша вина, сдобренного из родника камфары, и пусть все его труды удостоятся хвалы и буду приняты Богом.[1]
[1 Ср. Кур’ан 11:101; 11:100; 76:5; 76:22; 17:20.]
волшебник
  • chupin

Почему Бахаулла велел обращаться к врачам

Лечение вроде бы касается только тела (даже если заболевание психосоматическое). Поэтому должно вроде бы считаться штукой сугубо материальной. Но от духовности никуда не деться, потому что здоровье напрямую связано с образом жизни. Наверное, поэтому люди во все времена неверно понимали роль целителей -- даже путали их с Пророками. Христиане до сих пор считают чуть ли не главным доказательством истинности миссии Христа (а также истинности своей конкретной конфессии) целительные возможности. Например, Христос мог вылечить прокажённого, а нынешние врачи до сих пор этого не умеют. И разные Christian Scientists особо напирают на то, что обладают целительными силами -- это якобы свидетельствует о том, что с ними Бог.

Бахаулла, однако, велел людям «обращаться к знающим врачам». А Шоги Эффенди даже говорил, чтобы бахаи не занимались целительством. Вот соответствующий раздел из справочника «Светочи руководства»:

930. Излечивание болезней — Не существует такой вещи, как «целители-бахаи»

Хранитель ничего не знает о Вашей разновидности целительства и не испытывает заинтересованности в том, чтобы углубляться в детали данного дела, так как у него нет времени для таких вопросов. Но он может изложить, для Вашего руководства, некоторые общие принципы: не существует такой вещи, как целители-бахаи или целительство методами бахаи. В Своей Наисвятой Книге (Агдас) Бахаулла велит обращаться к лучшим врачам, иными словами, к тем врачам, что изучали научную медицинскую систему: Он никогда не утверждал, что Сам будет лечить нас с помощью «целителей»,— но что это будет происходить через молитву, с помощью лекарств и одобренных процедур.

До тех пор, пока Ваше целительство не противоречит напрямую этим принципам, до тех пор, пока Вы не пробуете занять место обычного врача и лечить окружающих так, как это делают медики, но всего лишь оказываете им особый тип помощи через конструктивную суггестию (что бы ни скрывалось за этим термином) и не ассоциируете эту помощь с наличием канала непосредственного излияния благодати Бахауллы, Хранитель не видит никакого вреда в оказании Вами помощи другим людям. Но вы должны честно решать для себя, ввиду вышесказанного, действительно ли Вы имеете право продолжать делать это. Он будет молиться о ниспослании Вам руководства и о Вашем счастье…

(Из письма от имени Хранителя одному из верующих, 6 июня 1948 г.: Выдержки из писем Хранителя касательно спиритизма, реинкарнации и подобных предметов, стр. 8)


931. Ассоциировать такие вещи с Делом — значит, в конечном итоге, наносить ему вред

Он полагает, что Вы и Собрание Каракаса заняли правильную позицию в отношении поразительных целительных сил, проявляемых … Ассоциировать такие вещи с Делом напрямую означало бы, в конечном итоге, повредить его репутации и исказить его образ, поскольку её силы — которые, конечно же, очень редко встречаются и труднообъяснимы логически — не являются общими для бахаи, но, скорее, феноменом, наблюдаемым у отдельных людей, которые (изредка) принадлежат к религиозной среде.

Что же касается прямого вдохновения от Бахауллы, мы, безусловно, не можем утверждать этого. Мы можем быть только благодарны ей за то, что она смогла реально помочь тем, кто в этом отчаянно нуждался. Она — преданный бахаи, и нет никакой причины скрывать этот факт. Но, конечно же, не следует никоим образом связывать это с её целительными силами.

(Из письма от имени Хранителя одному из верующих, 30 сентября 1949 г., там же, стр. 8)


932. Не уникальный феномен

Хранитель... уже слышал об удивительных, на первый взгляд, целительных силах г-жи …, и писал друзьям, которые связывались с ним по этому поводу, что она, как он чувствует, конечно же вольна использовать эти силы,— которые так сильно превосходят наше понимание, хотя и ни в коем случае не уникальны в истории человечества,— во благо окружающим, но лучше не связывать их напрямую с Верой.

Иными словами, эта дорогая душа — бахаи, и мы все гордимся этим. Но ей не следует создавать впечатление, что она целитель-бахаи, поскольку у нас не существует такого понятия; вместо этого ей следует говорить, что она бахаи по вере, и что Бог сугубо индивидуально благословил её, судя по всему, этим драгоценным даром нередко излечивать окружающих.

(Из письма от имени Хранителя одному из верующих, 26 октября 1949 г.: Там же, стр. 8-9)


933. Иметь возможность помочь другой душе, испытывающей страдания

Хранитель не видит никакой причины, почему Вам не следовало бы по-прежнему помогать больным людям. Как он уже писал верующим ранее по этому поводу, коль скоро Вы не говорите, что исцеляете их как бахаи, или потому, что Вы бахаи (ибо у нас в Деле нет «целителей» как таковых), не может быть никаких возражений против того, чтобы Вы этим занимались. Напротив, иметь возможность помочь другой душе, испытывающей страдание,— великое благословение от Бога.

(Из письма от имени Хранителя одному из верующих, 5 октября 1950 г.: Там же, стр. 9)


934. Старайтесь не связывать Веру с такими вещами

Он полагает, что решение вашего Собрания касательно духовного исцеления, продемонстрированного на встрече бахаи, было вполне разумным. Мы должны стараться не связывать Веру с такими вещами в глазах общественности официально. Если верующие делают что-то частным образом и это никак не противоречит Учению, то это остаётся их собственным делом.

(Из письма от имени Хранителя Национальному Духовному Собранию Британских Островов, 25 июня 1953 г., там же, стр. 9)


935. Не следует становиться целителем

Он не думает, что Вам следует пытаться сделать что-нибудь особое с той способностью помогать людям, когда они больны, которую Вы почувствовали в себе. Это не значит, что Вы не должны пользоваться ею, когда представляется такая возможность, что и произошло недавно. Но он хочет сказать, что Вам не следует становиться «целителем» наподобие тех, что есть у «христианских учёных» (Christian Scientists) и которых нет у нас, бахаи.

(Из письма от имени Хранителя одному из верующих, 25 декабря 1949 г.: Там же, стр. 9)


936. Исцеление Святым Духом

Нет никакой причины отрицать, что исцеление Святым Духом может быть привлечено силами обычного человеческого существа. Но это происходит редко, это тайна и дар Божий.

(Из письма от имени Хранителя одному из верующих, 26 марта 1950 г.: Там же, стр. 9)


Между прочим, в этом есть вообще интересная идея насчёт связи религии и науки. Религия, в представлении бахаи, вообще не должна вмешиваться в определённые области, потому что Бог особо оговорил их принадлежность науке. Это не значит, что Бог не может чего-то сделать Сам — конечно же, Он всемогущ и может, например, вылечить человека без применения лекарств, но не станет делать этого в большинстве случаев. А иначе получалось бы, что наука не нужна, и из процесса совершенствования человеческого духа выпала бы огромная и очень полезная область. Какой смысл учёному напряжённо думать о всяких сложных вещах, если он знает, что достаточно прочитать молитву, и проблема будет решена сама собой? Это полностью разрушило бы порядок в мире и помешало развитию цивилизации.

Наверное, никто не будет спорить с тем, что биология вообще и медицина в частности — самые сложные области науки. Живой организм бросает нам такие вызовы в плане познания, которых не встретишь ни в космосе среди звёзд, ни в микромире среди кварков. Кроме того, здесь очень сильна мотивация познания — каждое открытие облегчает чьи-то страдания или спасает чью-то жизнь.