?

Log in

No account? Create an account
Журнал бахаи
Хроники Величайшего Имени
Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Общие пророчества: 12 и 13. 
19 июн 2012, 23:24
волшебник

«Движение левых»



Пророчество 12: Подъём коммунизма, «движения левых», и распространение его власти по всему миру.



Пророчество 13: Катастрофический упадок этого же движения, спровоцированный коллапсом уравнительной экономики.



Вскоре после Первой мировой войны Абдул-Баха написал:

Недуги, от которых сегодня страдает мир, будут множиться; окутывающий его мрак будет углубляться. Новорождённые движения, всемирные по охвату, будут всеми силами стремиться к продвижению своих замыслов. «Движение левых» приобретёт большое значение. Его влияние будет распространяться.[101]


«Движение левых» — это коммунизм и социализм, которые пришли к власти в России благодаря Большевистской Революции 1917 года. Неисчислимые бедствия и сгущающиеся над послевоенным миром тучи способствовали тому, что левая идеология, предсказанная Абдул-Баха, распространилась молниеносно. Пустив первые корни в Советском Союзе, это движение привело к возникновению коммунистических правительств в Восточной Европе, Китае и множестве других стран Азии и Африки, а также установлению его западных форпостов на Кубе и в Никарагуа. Левацкие идеи пользовались горячей поддержкой и вызывали столь же горячее неприятие далеко за пределами этих стран. Сдерживание коммунизма стало основной заботой некоммунистических стран, и с обеих сторон страсти достигли истерического накала во время так называемой «холодной войны».

Вдохновляемый учением Карла Маркса, коммунизм опирался в пропаганде своих идей на страстную мечту о «бесклассовом обществе». Этот термин означает общество, в котором частная собственность упразднена, а орудия производства и его плоды принадлежат равно всем гражданам. Богатство надлежит распределять согласно классической марксистской формуле: «От каждого по способностям, каждому по потребностям». Поскольку потребности у всех людей более или менее одинаковы (если не брать случаи болезни, инвалидности и т. д.), то на практике это выливается в принудительное выравнивание зарплат и стандартов жизни. Подобная политика, дополненная этикой радикальной уравниловки, стала основной чертой коммунистических обществ по всему миру. В этих странах систематически насаждался, через образовательную систему и политическую пропаганду, климат глубокой враждебности, со стороны как государственных органов, так и общественности, к любому человеку, получающему доход или процветающему в результате личной инициативы. Неожиданным результатом этого, в каждом случае, стало подавление инноваций, снижение производительности труда и дефицит услуг,— и при этом не удалось ни в малейшей степени победить корыстные устремления или эксплуатацию населения со стороны правящей элиты.

Само собой разумеется, что предсказать экспансию коммунизма (или любого другого движения) не означает одобрить его. Писания бахаи называют коммунизм одним из трёх «ложных богов», которым люди поклонялись на протяжении всего XX века.[102] (Два других — расизм и национализм.) Хотя вера бахаи предлагает ограничить вопиющие крайности богатства и нищета, она при этом поддерживает право на частную собственность и считает как несправедливыми, так и нежизнеспособными любые схемы, насаждающие жёсткое экономическое равенство.*

* Бахаулла не предписывает никакой конкретной, «идеальной» экономической системы. Тем не менее, Он однозначно утверждает, что экономика должна прочно опираться на духовные принципы; Он также перечисляет и некоторые из подобных принципов. Два отличных эссе по этой теме можно найти у Уильяма С. Хэтчера в «Экономика и нравственные ценности» (журнал «Миропорядок», зима 1974-1975 гг., стр. 14-27 — William S. Hatcher, 'Economics and Moral Values', World Order magazine, Winter 1974-5, pp. 14-27) и у Грегори Дала в «Экономика и учение бахаи (журнал «Миропорядок», осень 1975 г., стр. 19-40 — Gregory C. Dahl, 'Economics and the Bahá'í Teachings', World Order magazine, Fall 1975, pp. 19-40).

Ещё в 1905 г., задолго до коммунистической революции в России, Абдул-Баха сказал:

...Абсолютное равенство в размере состояний, в почестях, в торговле, земледелии и промышленности приведёт к неразберихе, к хаосу, к дезорганизации путей заработка и повсеместному разочарованию: порядок в обществе будет очень сильно нарушен.[103]


Эти накапливающиеся беды — плоды семидесятилетнего эксперимента в искусственно созданной среде экономического равенства — в конечном итоге, в конце 1980-х, превысили критическую массу и обрушили коммунистический блок. Мир с трепетом наблюдал, как сбывалось, слово в слово, леденящее душу предсказание Абдул-Баха. Разрушение этой системы спровоцировало революцию, общественные беспорядки и крупномасштабную политическую и экономическую перестройку. К началу 1990-х годов большинство стран Восточной Европы покинуло коммунистическую систему. Советская коммунистическая партия, отчаянно пытаясь выжить, добровольно отказалась от монополии на политическую власть и стало проводить косметические реформы с целью изобразить свободный рынок. Не удовлетворённые этими половинчатыми мерами, недовольные республики провозгласили роспуск когда-то могущественного Советского Союза и рождение нового Содружества Независимых Государств. В странах Азии коммунистические режимы стали разными способами пытаться утихомирить ропщущее население: некоторые с помощью введения рыночных стимулов, другие — путём усиления централизованного контроля.

Пока ещё преждевременно делать какие-то выводы насчёт окончательного результата этих катаклизмов. Тем не менее, одно можно сказать точно: марксизм в его радикальной форме больше не воспринимается серьёзно теми массами, которые он когда-то обещал освободить. Редко когда в истории человечества некое движение испытывало столь стремительный расцвет и не менее стремительный упадок.
Комментарии 
28 авг 2012, 19:51
Я долго думал: стоит ли указывать на неточность, если она - авторская, а ты - "всего лишь" переводчик. Но потом подумал, что ты ж делаешь иногда примечания переводчика!..

В общем, цитата из "Ответов н некоторые вопросы" (а также "Равенство - это химера" из разъяснения в "Парижских беседах" шестого принципа Веры) ни имеет ничего общего с "уравниловкой". Коммунистическая доктрина (раз уж были упомянуты "потребности") шла горадзо дальше:

"Равное право" – говорит Маркс – мы здесь действительно имеем, но это еще "буржуазное право", которое, как и всякое право, предполагает неравенство. Всякое право есть применение одинакового масштаба к различным и людям, которые на деле не одинаковы, не равны друг другу; и потому "равное право" есть нарушение равенства и несправедливость. В самом деле, каждый получает, отработав равную с другим долю общественного труда, – равную долю общественного продукта (за указанными вычетами).
А между тем отдельные люди не равны: один сильнее, другой слабее; один женат, другой нет, у одного больше детей, у другого меньше, и т.д.
"...При равном труде, – заключает Маркс, – следовательно, при равном участии в общественном потребительном фонде, один получит на самом деле больше, чем другой, окажется богаче другого и т.д. Чтобы избежать всего этого, право, вместо того, чтобы быть равным, должно бы быть неравным...".
Справедливости и равенства, следовательно, первая фаза коммунизма дать еще не может: различия в богатстве останутся и различия несправедливые, но невозможна будет эксплуатация человека человеком, ибо нельзя захватить средства производства, фабрики, машины, землю и прочее в частную собственность. Разбивая мелкобуржуазно неясную фразу Лассаля о "равенстве" и "справедливости" вообще, Маркс показывает ход развития коммунистического общества, которое вынуждено сначала уничтожить только ту "несправедливость", что средства производства захвачены отдельными лицами, и которое не в состоянии сразу уничтожить и дальнейшую несправедливость, состоящую в распределении предметов потребления "по работе" (а не по потребностям).


и т. д. (Вообще, вся пятая глава "Государства и революции".)

С другой стороны, в "Развертывании божественной цивилизации" Шоги Эффенди писал, что не будет обсуждать источники критикуемых им идеологий, а удет исходить из практики; и обвинил (наряду с безбожием) то, что в "Настал День обетованный" он назвал "ложными богами", в "обожествлении государства" (в "Настал День" это обвинение тоже присутствует). Что, как известно, было такой же суровой правдой жизни, как и "уравниловка", и так же противоречило "основоположникам":

Первый акт, в котором государство выступает действительно как представитель всего общества - взятие во владение средств производства от имени общества, - является в то же время последним самостоятельным актом его, как государства.

В общем, в переведенном тобой тексте смешаны теория и практика, а я бы их как-нибудь разделил...
Эта страница была создана июл 24 2019, 12:41 am GMT.