chupin (chupin) wrote in bahai_ru,
chupin
chupin
bahai_ru

Categories:

Разговоры с атеистами

Дорогие друзья! Мы окружены атеистами, и это печально. Атеисты в нынешние смутные времена претендуют на то, что только они — светоч знания, тогда как все религии — зло и мракобесие. Они пишут книги, выставляя себя там поборниками научного знания, более того, приравнивая научное мировоззрение к атеизму. Академики пишут коллективные письма Президенту, отстаивая ту же самую идею. И вот, с ужасом оглядываемся мы уже на окна окружающих домов, как бы ожидая в каждом из них увидеть по атеисту... :-)

Ну, нам, бахаи, известно, что таковы веяния времени, и Бахаулла нас предупреждал, что так оно и будет. Помните Его ответ одному паломнику, который спрашивал, как это случится, что все люди на Земле станут бахаи, ведь сейчас они привержены каким-то своим религиям, и вряд ли смогут их оставить? Да, сказал Бахаулла, люди привержены своим устаревшим религиям, и в какой-то момент этот их фанатизм приведёт к тому, что религия станет синонимом зла, и все люди доброй воли объединятся, чтобы покончить со всеми религиями на Земле. И преуспеют в этом! Однако потом они обнаружат, что без религии исчезает основание для нравственности, и тогда мудрецы и дальновидные государственные деятели всех стран станут искать какую-нибудь религию, которая могла бы стать таким основанием, но при этом была бы лишена фанатизма. И найдут Веру Бахаи! Наконец-то! И предложат её всему миру в качестве замечательной религии, и все люди её примут.

Ну, эту историю вы, скорее всего, знаете. Но пока мы ещё находимся только на первой стадии этого процесса — религии всё больше и больше себя компрометируют, и постепенно поднимается волна возмущения против них, и священник Терри Джонс уже готов сжигать Коран. Ну, тут получается, что против одной религии — Ислама, выступает другая религия — Христианство, так что вроде бы пока к уничтожению всех религий без исключения этот процесс не очень приблизился, однако, я думаю, такие акции отдельных христианских фанатиков ещё больше компрометируют христианство в странах Запада, которые и так уже уверены, что приличный человек если и может быть верующим, то только потихоньку. Христианин подрался с мусульманином — чума на оба ваши дома! Наверняка именно так думает сейчас просвещённое большинство.

Таким образом, главной силой в мире сейчас становятся атеисты — так я воспринимаю этот процесс. И эти атеисты пишут книги, которые расходятся миллионными тиражами и, не побоюсь этого слова, отравляют мозги запутавшихся людей. Ругать современные религии легко, но очень трудно удержаться в рамках мудрости и научной объективности и признать, что гипотеза существования Бога куда более обоснована, чем гипотеза Его отсутствия. Атеизм не тождественен религии, напротив, атеизм сам есть религия, пусть и довольно своеобразная. Шоги Эффенди напрямую называл эту квазирелигию «догматическим материализмом», кстати.

Одна из этих атеистических книг, вероятно, более всего известная ныне,— «Бог как иллюзия» Ричарда Докинза. Я эту книгу так до конца и не прочитал, каюсь, потому что каждый раз, как я начинаю её читать, у меня воцаряется такой бардак в голове, что я понимаю — если я прямо сейчас не сяду и не разберу по косточкам каждое наглое утверждение Докинза, которое он выставляет как «научное» (я ведь всё таки тоже учёный, и мне больно видеть такую профанацию), я просто спать спокойно не смогу. Правда, и в комментировании этом я недалеко продвинулся, потому что меня сразу начинает мучать совесть, что вот я занимаюсь всякой ерундой, разбираю эти свары между двумя лагерями догматиков, а ведь лучше, может быть, какую-нибудь замечательную бахайскую книгу попереводить? Как я мечтаю, например, перевести Challenge of Baha'u'llah Гари Мэтьюса!

Будучи тут недавно в Америке и пытаясь там в очередной раз изучить эту дикую книгу Докинза, я даже не удержался и сел писать ему открытое письмо. На английском. Но отправить я его, конечно, не отправил, потому что, во-первых, не знаю, куда, а во вторых, был бы рад каким-то рецензиям и поправкам со стороны других бахаи. А в третьих, вряд ли Докинз станет такие письма читать, они ему, небось, мешками каждый день приходят.

Начну, однако, с моих русских заметок (под катом):



Подавляющее большинство людей, выступающих против религии, выступает, в действительности, против какой-то конкретной формы этой религии — например, как Докинз, против католичества (а фонд «Династия», издавший эту книгу,— против православия). Многие несуразицы, имеющиеся в христианстве, уже давно обсосаны со всех сторон, и говорить о них откровенно скучно, хотя Докинз и выкапывает их вновь из их могил,— ради полемического задора, должно быть.

Учитывая всё вышесказанное, спорить я буду далеко не со всеми высказываниями автора — абсурдность многих слишком очевидна, чтобы на этом задерживаться, а в ответ на многие любой бахаи просто улыбнётся — ну да, есть ряд совершенно беспочвенных суеверий как в христианстве, так и в исламе, и Бахаулла уже полтора века назад развеял их одним мановением Своего Пера.

Может ли быть атеист хорошим человеком

Итак, вот с чего Докинз начинает свою книгу:

«Атеизм — действенное мировоззрение, выбор отважных, замечательных людей. Ничто не мешает человеку, будучи атеистом, быть счастливым, уравновешенным, глубоко интеллигентным и высокоморальным. Это первое, в чём я хочу вас убедить».

Я же хочу ответить на это, что отнюдь — «неверующий человек не может быть ни честным, ни надёжным». Это не просто слепо принятое мною утверждение Бахауллы, но и, на мой взгляд, совершенно непреложный и научно очевидный факт, имеющий как простое теоретическое обоснование, так и массу убедительных практических подтверждений.

Вы можете возразить, что есть масса людей, которые считают себя атеистами, и при этом у них весьма высокие моральные принципы. Давайте поэтому для начала разберёмся, что же такое атеизм — ну, надо же понять, кем эти люди себя считают. У них же нет центральной организации, зарегистрированной при Минюсте, и списки членов общины атеистов не ведутся.

Мне кажется, что сами атеисты редко формулируют какие-то основы своего мировоззрения, кроме как в виде простого отрицания Бога. Но ведь не может так быть, чтобы мировоззрение строилось лишь на отрицании? И тут же любой активный (воинствующий) атеист вспомнит, что он не просто не верит в Бога — он верит в науку! Значит, атеистическое мировоззрение — это набор принципов, которые можно почерпнуть из науки? Но что есть наука? Это ведь не что иное, как вся совокупность наших знаний об окружающем мире,— причём именно знаний, то есть теорий, более-менее проверенных на опыте. Кстати, это сразу накладывает массу ограничений на этот тип мировоззрения, ведь очень многие вещи нельзя непосредственно проверить на опыте, причём как раз самые важные вещи. Вот скажите, можно ли есть людей? Вроде бы да — люди же съедобны, это совершенно обычное мясо. Можно ли иметь рабов? Вполне — если можешь кого-то заставить себе служить совершенно задаром, то это выгоднее для бизнеса, чем платить людям зарплату. Что лучше — справедливость в отношении к людям, или обман? Как можно поставить эксперимент, который однозначно докажет, по только что процитированным примерам, что именно более эффективно? И примеры такие можно продолжать бесконечно. Что лучше — воевать или жить в мире? Много было философов, которые говорили о пользе войны, даже и для духовного развития,— война укрепляет дух и очищает общество от балласта, военные технологии способствуют прогрессу, прошедшие армию потом верно служат своему государству и приучаются к дисциплине.

Иными словами, как только мы вступаем в область гуманитарных наук (которые так и называют — «не точные науки»), как сразу же всё становится очень расплывчато.

Религия есть лучезарный свет и несокрушимая твердыня защиты и процветания народов мира, ибо страх Божий побуждает человека крепко держаться всего доброго и избегать всякого зла. Если померкнет светоч религии, то воцарятся хаос и смута и перестанут сиять лампады честности и справедливости, покоя и мира. О сём свидетельствует всякий истинно разумеющий человек.

То есть мы приходим к тому, что на основе одной только науки жить никак невозможно. Утверждать, что честность, справедливость и другие добродетели ниоткуда не берут своё происхождение, а просто сами собой присущи человеку — откровенная глупость. Есть море людей, которые ну почти начисто лишены добродетелей — значит, они не заложены в нас генетически, а даются воспитанием. Но как может воспитатель объяснить ребёнку необходимость честности, если она почти всегда приносит лично этому ребёнку вред? Честность — это всегда самопожертвование, а какова может быть мотивация к самопожертвованию у атеиста?

Вы не подумайте, что я пытаюсь тут доказать существование Бога ссылками на то, что верить в Него целесообразно. Мол, понятно, что Бога нет, но, как верно замечал Вольтер, «лакей-безбожник меня зарежет», так что хорошо бы, чтобы быдло верило в Бога. Я пока просто опровергал тезис Докинза о том, что атеист может быть «счастливым, уравновешенным, глубоко интеллигентным и высокоморальным» человеком. Нет, не может, или может, но пока его не поставят в ситуацию, где ему будет необходимо пожертвовать собой или хотя бы своими интересами. Или он никакой не атеист, потому что атеист верит в реальность только этого материального мира и его единственная цель — подольше продлить своё существование в нём, и жертвовать собой при таком раскладе просто немыслимо. И даже более того — если атеист спросит себя, в чём же смысл его жизни, он вынужден будет ответить, что ни в чём — ведь человек есть просто мешок соли и четыре ведра воды, на время обретший способность двигаться и даже думать. Ужас — этот мешок ещё и разговаривает! Любой честный атеист должен признать, что умрёт он через пять минут или через пятьдесят лет, лично для него абсолютно неважно. Для окружающих — да, важно, но что за дело мешку соли и четырём вёдрам воды до забот окружающих? Зачем париться — умри прямо сейчас, ничего не изменится. Если ты ещё жив — значит, по-прежнему не изжил внутри себя иррациональную веру в жизнь после смерти и в наличие у тебя бессмертной души, которой воздастся после ухода из этого мира по делам её.

Вообще я считаю, что бывшие советские люди могут лучше кого бы то ни было представить, чем чреват реальный атеизм — мы жили в нём 70 лет. Многие скажут, что нравственность в советское время была повыше, чем сейчас, когда президент и премьер стоят на Пасху в храме Христа-Спасителя со свечечками в руках. Правда, при этом не стесняются рассказывать друг другу какие-то анекдоты прямо перед камерой... Ну да ладно, это уже другой вопрос. Признавая этот факт (о более высокой, в целом, нравственности в советское время), не могу не заметить, что общество, тем не менее, было насквозь пропитано ложью, и причина этой лжи, на мой взгляд, вполне очевидна — материалистическое советское мировоззрение, проповедуя высокие нравственные ценности, в пропаганде их фактически опиралось на мистическую мотивацию «пожертвовать собой ради народа» и всё такое, что явно противоречит тезису об отсутствии души. Говорили, что мы, мол, будем жить в наших потомках и в делах наших рук. Но что это, как не утверждение о том, что материальный мир не совсем материален? Каким образом могу я лично жить в плодах своих рук, если после смерти от меня ничего не останется? Значит, таки есть какая-то душа?

Конечно, проблема здесь в том, что большинство людей никак нельзя отнести к мыслителям — они живут согласно привычным шаблонам, усвоенным от родителей, и не задаются такими бессмысленными, по их мнению, вопросами, как существование души или бессмысленность материалистического бытия. Это и позволяет тем же атеистам, в общем-то, благополучно вести свою пропаганду, ловко останавливая свои рассуждения на уровне борьбы с суевериями (в чём любой бахаи их поддержит обеими руками) и увещевая людей, вместе с тем, следовать привычным им религиозным заповедям о нравственном поведении, только называя эти заповеди «завоеваниями культуры» или чем-то подобным, то есть нагло игнорируя совершенно очевидные истоки эти нравственных заповедей.

В целом я Докинзу сочувствую, поверьте. Я вполне солидарен с очень многими вещами, которые он говорит. Но есть и вот такие моменты, которые меня просто бесят. Точно так же, как его бесят злодейства, лицемерно творимые во имя религии, причём с полной уверенностью злодеев в своей правоте. Но уверения атеистов, что с атеистическим мировоззрением можно жить — это ложь, причём ложь самого омерзительного порядка — ложь трусливая. Да, я понимаю, что человек может быть уверен в несуществовании Бога со всеми вытекающими, но тогда самым честным для него будет, как абсолютно верно указывал Жан-Поль Сартр, немедленно покончить жизнь самоубийством. И от этого никуда не деться. «Ой, ой, но так жить хочется, давайте поэтому сделаем вид, что не мы всё это только что говорили». Атеисты, желающие жить, могу возразить на это, что бессмысленность бытия совсем не связана с необходимостью это бытие прекратить. Да, жизнь бессмысленна, но давайте просто жить. Ну хорошо, давайте, но тогда зачем вообще так энергично бросаться в какие-то дела? Они же всё равно все бессмысленны. Бичевать людскую глупость, пропагандировать науку, защищать гомосеков. Сколько суеты вокруг того, что закончится всеобщим небытием…

Более того, в какой-то момент, читая эту книгу, я понял, что я не просто сочувствую Докинзу, осуждая его, но скорее сочувствую ему как человеку очень искреннему и даже весьма романтичному, но при это безнадёжно наивному. Он свято верит в то, что именно атеизм и есть самое высокое и светлое мировоззрение, и ему вообще не нужны никаких доказательства — именно этим и объясняется тот весьма удививший (и даже раздражавший поначалу) меня факт, что Докинз не представляет почти никаких доказательств. Вся его книга — это страстная проповедь абсолютно иррационального мировоззрения, которое Докинз считает настолько само собой разумеющимся, что ему даже в голову не приходит серьёзно рассматривать какие-то альтернативы. Именно от этого и весь пафос — он приходит в ужас от одной мысли о том, что кто-то может быть глубоко убеждён в существовании Бога, и начинает выступать как адвокат в суде, изо всех сил давя на разные «болевые точки» современного человека. Впрочем, я где-то читал, что выступление адвоката, защищающего виновного человека, направлены вовсе не на судью — судья собаку съел на всех этих ухищрениях, он их насквозь видит и они его не трогают. Весь этот театр затевается исключительно ради публики, чтобы простой народ видел, что адвокат отрабатывает заплаченные ему немалые деньги. Поэтому Докинз и не пытается серьёзно рассмотреть существование, например, той же веры бахаи — если он такой крутой религиовед, наверняка знает о её существовании, но это существование представляет для него страшную угрозу, потому что бичевать её не за что, выдвигаемые ею аргументы опровергнуть он не сможет, так что лучше вообще в упор ничего не замечать. Опять же, серьёзные научные рассуждения вряд ли кто и читать станет, потому что там не будет скандальности, на которую люди так падки, к тому же и думать никто не любит. Такой вот неутешительный вывод…

Тем не менее, чтобы не быть совсем уж голословным, обвиняя Докинза в поверхностности и склонности к сенсациям, давайте рассмотрим его аргументы по порядку и со всей возможной аккуратностью.

Кошмар политкорректности

Докинз проповедует равное отношение к религии и всем прочим мировоззрениям, включая научное, и при этом горько сетует на то, что религия давно стала «священной коровой» в странах Запада — мол, можно и наркотики употреблять, если заявить, что это часть религиозного ритуала, и ненависть разжигать к гомосекам, и много других гадостей делать. Вот, между прочим, гомосеки. Докинз, конечно, политкорректен на все сто — он даже Яхве одним из главных упрёков ставит то, что Тот гомофоб. А ведь гомосексуалисты — это, по сути, люди, отказывающиеся от ответственности ради удовольствия. Не говоря уже о том, что это очень часто психическое заболевание (почитайте записки этих товарищей, хоть они нам вовсе и не товарищи), но уж по меньшей мере сексуальные пристрастия каждого человека — его сугубо личное дело, и зачем орать об этом на улице? Представьте, что какой-нибудь сексуально озабоченный вышел бы на улицу с плакатом: «Хочу трахнуть всех девушек вокруг». Ну хорошо, мы искренне тебе сочувствуем, но ты уж сам, товарищ дорогой, иди и договаривайся с девушками, ладно? Мы-то тут причём?

И заметьте, эти гомосеки стали такими же «священными коровами», которых даже заядлый атеист Докинз опасается тронуть. А ведь с точки зрения науки совершенно очевидно, что гомосексуальность совершенно бесполезна для общества, потому что не ведёт к продолжению рода, и поэтому должна бы отмереть в процессе эволюции. Зачем с таким жаром поддерживать это тупиковое отклонение? Даже если верить, что это необратимая генетическая мутация, как сейчас модно думать. Типа, чтобы гомосеки не комплексовали по поводу своей ущербности? Мы же должны поддерживать всех инвалидов и стараться создать для них максимально благоприятную среду… Ну, это если мы считаем гомосексуализм именно таким же неисправимым увечьем, как потерю ног или глаз. Представьте демонстрации слепых на улицах, выкрикивающих в мегафон: «Я слепой и горжусь этим!»

Кстати, а почему гомосеком можно быть, а наркоманом — нельзя? Если всё-таки признать очевидный факт, что сексуальные пристрастия человека — это вопрос его выбора, такой же, как употребление наркотиков, то и то, и другое — это просто стремление к удовольствию при полном отказе от социальной ответственности. Уже признайте тогда за каждым человеком право делать то, что ему хочется, если при этом он не покушается на чужое удовольствие. Наркотики в этом ракурсе становятся вообще просто идеальным решением всех проблем для атеистов — получи максимум удовольствия от жизни и сдохни поскорее. Разве не в этом состоит идеал бессмысленной жизни, обречённой на полное исчезновение через несколько лет (или даже дней)?

В рассуждениях Докинза о политкорректности есть ещё одно внутреннее противоречие: он перечисляет ряд жутких ситуаций, когда разгул религиозного фанатизма приводил к массовой гибели людей или серьёзной напряжённости в обществе, и тут же говорит о том, что не понимает, почему сейчас так боятся затронуть чувства верующих. Логичный вывод для любого непредвзятого наблюдателя, после перечисления данных явлений именно в таком порядке, здесь вроде бы таков: идиотов на просторах нашей планеты немеряно, и не надо трогать дерьмо, чтобы потом не воняло. Не трогай дурака — и он не накинется на тебя с кулаками. Но Докинз, конечно, не упускает случая поставить это всё в вину именно религии — очевидно, что любой человек может вспомнить достаточное количество ситуаций, когда вентилятором, используемым для вбрасывания в него дерьма, становилась именно религия. Однако что делать с другими ситуациями, когда таким вентилятором становились национальные предрассудки, или расовые, или классовые? На мой взгляд, всё это просто свидетельствует о том, что глупость человеческая бывает весьма велика, а чем завести невежественную массу, каждый проходимец выбирает на свой вкус.
Докинз сам же и попадает в обычную для современных атеистов яму — вместо непредвзятого рассмотрения гипотезы о существовании Бога (как это делает, кстати, Хэтчер), он начинает бичевать идиотов — тупо издеваться над религиозными институтами и разными христианскими вымыслами, благо и те, и другие весьма уязвимы перед критикой. Их сейчас не пинает только ленивый. Вот и получается, что Докинз — просто еще один славный продолжатель дела Ницше. Ничего нового в его идеях нет ни по сути, ни даже по форме.

То, что учёный берётся критиковать религию — дело действительно не новое. И вряд ли можно его слишком строго за это осуждать. Уместно вспомнить мудрое высказывание мирзы Азизуллы-и-Мисбаха на этот счёт:

Если бы священники не называли пустые выдумки религией, философы не считали бы религию пустой выдумкой.
(Цит. в Adib Taherzadeh, The Revelation of Baha'u'llah v. 2, p. 81.)

В книге много говорится о чудесах, слюнявых сентенциях неудачников, шизофрении типа «голосов в голове» и проч. Комментировать такие, с позволения сказать, «доказательства», вряд ли достойно человека, претендующего на звание учёного. Впрочем, Докинза не стоит за эти «экскурсы набок» осуждать, потому что действительно есть немало людей, которые именно такую хрень и считают главным доказательством истинности религии. Как у Тертуллиана: «Верую, ибо абсурдно». Отсюда, конечно, и шуточки про «летающего макаронного монстра», «невидимого розового единорога» и прочие чайники Рассела. И никому не приходит в голову задать простой вопрос: а что может побудить человека быть добродетельным? Эволюция? То, что добродетельным быть выгодно? Объясните это подросткам из молодёжной банды. «Пацан к успеху шёл», как говорится. Причём, как ни странно, несмотря на волчьи нравы в этой среде, гопники вполне успешно размножаются и даже имеют свою разновидность нравственного кодекса: «Живут по понятиям».

Доказательства Богоявления

Как-то раз, когда я сидел на далёком заполярном месторождении Ванкор, мне предъявили один великолепный пример того, что значит концепция «по плодам их узнаете их». Тот пример касался процесса приёма на работу, но меня потрясло, насколько он мог бы быть универсален, если бы его последовательно применяли во всех случаях.

Как можно подобрать нормального специалиста себе в коллектив? Особенно принимая во внимание такие отягчающие обстоятельства, как невозможность встретиться лично — мы ж на вахте тут, на Ванкоре, сюда так просто не доедешь. Правда, зато и место жительства не имеет значения — выбирай кого угодно, все граждане России are, так сказать, eligible.

Ответ начальницы на этот заковыристый вопрос был прост: «Я звоню и задаю вопросы. Например: “Вы написали в своём резюме, что знаете основные методы анализа нефти. Расскажите мне о том, как выполняется анализ нефти на содержание хлористых солей”. И сразу становится понятно, врал человек в своём резюме или нет». Вот если бы и люди, желающие доказать себе факт существования Бога, просто «позвонили» Богоявлению и задали Ему ряд осмысленных вопросов… И тут можно вполне процитировать Докинза из его «Введения», когда он вспоминает свою сестрёнку Лаллу: «Я не знала, что мне это можно». Ну ясно, если ты заранее уверен, что религия — это идиотская байка для дебильных идиотов, то тебе и в голову не придёт задать серьёзный вопрос…

Рассматривая роль религии и пытаясь доказать её бесполезность, Докинз рассказывает о теории NOMA — «разносуществующих кругов», то есть что у религии своя область знаний, а у науки — своя. Но при этом почему-то он постоянно сползает на чисто материальные вопросы. Например, он упоминает, что такой-то и такой-то заявил, что главный вопрос, на который не может ответить наука,— это откуда всё взялось. Тогда как это явно материалистический вопрос и Бахаулла, например, упоминает о нём всего в одной фразе в Своей «Скрижали мудрости», и то с оговоркой, что вообще-то не пристало Ему углубляться в такие вопросы, и Он делает это исключительно из любви к получателю Скрижали, Набиль-и-Акбару. И вообще, прочитав эту главу, я обнаружил себя в дикой растерянности, когда вдруг понял, что господин Докинз вообще не понимает разницы между материальным и духовным. Вот уж воистину, как писал Всемирный Дом Справедливости в «Столетии света», материализм победил почти повсюду в мире и никто сейчас не видит ему никакой альтернативы. Богословы, пытаясь спорить с учёными и доказывать существование Бога, апеллируют исключительно к материальным вопросам — откуда взялись уравнения физических законов и какие чудеса, нарушающие эти законы, якобы случаются.

Жуткий Бог Ветхого Завета

Докинз искренне нападает на Ветхий Завет, заявляя, что Бог Ветхого Завета — «гордящийся своей ревностью ревнивец; мелочный, несправедливый, злопамятный деспот; мстительный, кровожадный убийца-шовинист; нетерпимый к гомосексуалистам, женоненавистник, расист, убийца детей, народов, братьев, жестокий мегаломан, садомазохист, капризный, злобный обидчик».

Насчёт гомосексуалистов — это точно, а про остальное… Странно, что я лично такого ощущения не вынес из чтения Ветхого Завета. Да, там есть шокирующие вещи, например, что Бог имеет обыкновение уничтожать две трети евреев, когда те отбиваются от рук, чтобы оставшаяся треть могла оставаться Его «гвардией». Но это как раз и есть справедливость — кто может указывать плотнику, что он не вправе порубить сломанную табуретку на дрова? Сам породил, Сам и убивает. Интересно, что Докинз постоянно апеллирует к мнению разных людей, которые лично для него авторитетны (мол, сын Уинстона Черчилля Рэндольф читал Ветхий Завет и постоянно восклицал: «Боже, какое же дерьмо этот бог!»), но нигде при этом не цитирует первоисточник, чтобы мы сами могли оценить, насколько та или иная фраза из Ветхого Завета ужасна.

А между тем даже известная страшилка воинствующих атеистов, про жертвоприношение Измаила, которое Бог повелел совершить Аврааму, оказывается, имеет довольно простое объяснение: в то время были приняты человеческие жертвы во имя всякого рода богов, поэтому у Бога был план символического действа, которое бы отвлекло людей от этой весьма вредной привычки, и заменило её чем-то не столь ужасным. Вот Авраам и повёл сначала к жертвеннику Своего сына-первенца, а потом Бог (кажется) устроил там светомузыкальное шоу и повелел вместо Измаила принести в жертву тут же предоставленного барана. То есть всем тупым первобытным людям было показано, что теперь надо сжигать баранов на жертвенниках, а не людей. А Христос потом устроил ещё одно аналогичное шоу и показал, что жертвовать надо не какими-то там агнцами (то есть баранами), а самим собой — это гораздо круче. Так вот Они нас и воспитывают...



Ну а вот проект письма на английском — хотя я и понимаю, что Бог высоко, а Докинз далеко, и вряд ли моё письмо что-то изменит у него в голове, даже если он его и прочтёт. Люди в 70 лет, вообще-то, обычно не меняют своего мировоззрения...



Dear Dr. Dawkins,

There are many reservations against an atheist worldview, but I will mention here a point which is related to only one thing, and that is your statement that an atheist could be “a good person.”

You come from an American culture, and being a person of the older generation, you have been raised in an atmosphere which was not yet touched by materialism to such a degree. However, as a person born and raised in Soviet Union, I must point out to you that materialism per se, I mean, the materialism as a consistent ideology purged from all the unconscious religious connotations, is so repugnant that it is as unbearable to our mind as, for instance, a thought of killing oneself, or murdering your neighbor. I will try to explain what I mean.

Materialism is based on an idea that there is no Higher Being which creates the Universe and orders it, and sees the deeds of every human being—or, for that matter, controls the behavior of every elementary particle. Another important aspect of materialism is that it refuses an existence of a soul which would survive the death of the body. In other words, from a materialistic point of view, the death is the end of everything for a human being. “Four pails of water, and a bagful of salts—that is what we are,” as sings Peter Hammill, my favorite musician and a convinced atheist.

Please notice that I don’t use all this reasoning to prove that God exists, or that we have to invent Him because of our grave need to pacify our mind. I am a believer, a Baha’i, but here I act as an atheist, which I was until I was 24 years old. What I want to say, is that if you pretend to be an atheist, you have to be honest and stop unconsciously using the subtle religious proppings on which you, in fact, base a lot of your reasoning. The inner world of a consistent atheist looks much less comforting than you present it.

First of all, if there is no God to set the rules, then who does set those rules? Obviously we, the people. And since there is no authority from on high, any one of us is free to set these rules to our own liking. Please recognize this, because to say differently would imply, more or less, the existence of some higher force in the world, and this would be inconsistent with materialism.

You may say that materialism must incorporate the idea of “enlightened self-interest,” which would imply that we must, indeed, sometimes sacrifice our interests for the interests of others. But because we are so finite, and don’t even know if we going to survive for the next five minutes, and that in these five minutes everything could be entirely over for us, then this idea of an enlightened self-interest pales very much into insignificance. What is that ultimate self-interest for the sake of which a materialist and an atheist should live? Pleasure? Perhaps sensual pleasure, because it is so immediate and indeed material?

You speak a lot about a thrill which a scientist feels when discovering the secrets of nature. If you state, however, that there is no soul, which would benefit from this learning thrill, and carry it forever with it in all the other worlds where it travels after the death of the body, then why to feel this thrill of learning and knowing? Would not it seem as arbitrary and, indeed, delusory state of brain chemistry, than a religious state of mind seems to an atheist? Moreover, we must be able to easily generalize this point, and recognize that no particular course of action is more preferable to an atheist, than any other course, because death may come upon any one of us quite suddenly, and invalidate all our aspirations. Thus, the most logical thing for an atheist to do would be to plan his or her life in such a way as to get the most pleasure in the shortest time.

An obvious corollary to an atheist belief would be also that you should not care about other human being in the least. Who are they, all these people around you? If there is no God which orders the universe, including the human society, for His own inscrutable reasons and purposes (which He, however, discloses to us in the teachings He occasionally sends down with His Messengers and Prophets, which religious people believe to be the case), then the only alternative to this religious view of society would be that the only way you should interact with people around you, is to use them to your own advantage, i. e., to get the most personal pleasure in the few remaining years of your life. Which attitude, no doubt, would entail a resistance from them, because they don’t perceive themselves as the humble servants of you, bound to appease your constant sensual hunger. They would not care about you in the least as well, to the point that if they see that they may kill you for a dollar and get away with murder, they would instantly do it. If you are to follow an atheist logic, you have to admit this. There is no God up there to set the rules and enforce them upon you, and there is no soul in you nor in anybody which would suffer the consequences of breaking God’s rules. No rules, no long-standing consequences, no responsibility for one’s action.

Thus, I must point out that your statement that an atheist could be an honest and trustworthy person, must be recognized as incorrect. You may argue that honesty and trustworthiness eventually improve the quality of life, and thus deserve a sacrifice on our part. However, it is just a classic example from the theory of games, of two prisoners who may either betray their partner and save their life, or be trustworthy and die in case the other party chooses betrayal (if both refuse to admit their crime, they will get, say, 8 years in prison; if only one confesses, he will be set free, while the other one will be executed; if both confess, they get life imprisonment—perhaps you know this example). If you deceive your business partner, and gain a surplus on that, why would not an atheist choose this course? It seems only a natural and logical thing to do.

It is very interesting to note that in Soviet Union, which officially refused religion and promoted atheism as a government policy, the government and its philosophers did not go to the logical end of this line of reasoning, at least openly. The Soviet propaganda has rather promoted very Christian-like set of values, only calling it “The Code of Conduct of a Builder of Communism.” It included, virtually, the Ten Commandments, only formulated differently, and with Communist Party substituted for God. The underlying inconsistency in this vision, I believe, is what bred the widespread corruption amidst the ruling elite, which did not feel themselves obliged to believe in their own propaganda of the “high principles of the builders of communism,” and accepted for themselves the truly materialistic point of view, which recognized only material gains or losses, and ridiculed every spiritual value. When a person would say “Thank you for your efforts,” they would reply: “You can’t sew a coat out of Thank You.” That is, everything a person does, is done as a business, and requires material remuneration. It is easy to see that such an approach quickly kills all the initiative, because in many cases it is not known whether this initiative would lead to a money reward. On the contrary, in most cases an initiative irritates those in power, because it leads to changes, which is equivalent to instability and possible loss of power.

Well, I am sure that what I said above is not new to you. All these problems were discussed extensively by many philosophers during the 20th century, especially the Existentialists. I will dare to offer you a link to a typical argument why atheists cannot be good people—and, in fact, why some of the most sincere atheists would have to commit suicide: http://www.friesian.com/existent.htm.

To be honest, your optimistic view of atheism is quite surprising. In order to enjoy life, you have to be a believer of some sort, that is, believe that some Higher Power sets the rules of behavior, and that there is an immortal soul which makes death meaningful. This need for a meaning in life does not prove the existence on any one of these things (God or soul), of course, as I said in the beginning.

I remain, Sir, your obedient servant,
Vladimir Chupin.



Скачать книгу можно отсюда.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 583 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →