June 19th, 2012

волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 3. Почему учёные никогда не смогут ничего доказать.

Глава 3
ЛАБОРАТОРИЯ ЖИЗНИ



...Годы, проведённые во мраке в поисках истины, которую ты чувствуешь, но не можешь выразить; жгучее желание и чередование убеждённости и опасений, до тех пор, пока не прорвёшься к ясности и пониманию,— подобное могут понять только те, кто сам прошёл через это.

— Альберт Эйнштейн

Вера... цепляется за ветвь доказательства.

— Эмили Диккинсон


Логически рассуждая, мы не можем привлечь для доказательства авторитетности некоего лица сам авторитет этого лица. При таком подходе мы совершили бы логическую ошибку, называемую «самореференция». С другой стороны, бессмысленно было бы для незримого Божества раскрывать Свою волю через человеческого посланника, но при этом не дать нам путеводные нити или указания, позволяющие нам этого посланника распознать.

Бахаулла заверяет нас, что Бог способен обеспечить подобные знáмения — и на самом деле делает это. Он пишет, что было бы «чуждо милости Всеблагого, Его любящему Промыслу и сострадательному милосердию» сначала отправить к людям Своего Посланника с данными, недостаточными для Его полной идентификации, а после этого карать человечество за то, что оно Его не приняло.[47] Абдул-Баха, определяющий веру как «осмысленное знание, выраженное в добрых делах»[48], отвергает «слепое подражание» в качестве основы для подобного решения. «Вы должны придти к знанию о ниспосланных свыше Богоявлениях и Их учениях через доказательства и свидетельства»,[49] — говорит Он, указывая на то, что взыскующие такого знания имеют в своём распоряжении «все возможные доказательства, опирающиеся как на разум, так и на тексты Писаний и изустные предания».[50]

Но что можно считать доказательствами? Как можно убедиться, что некое заявление истинно? В случае простых вопросов, вроде того, не идёт ли на улице дождь, проблемы нет: надо просто посмотреть. Если мы не можем посмотреть сами, то просим сделать это кого-нибудь другого. Иногда мы можем поискать ответы в книге — такой подход хорошо работает в случае телефонных номеров или высоты горы Эверест.

Однако когда перед нами встаёт по-настоящему важный вопрос, нам приходится потрудиться самостоятельно. Если Божественное Откровение действительно существует, то отклик нашей души на него вполне можно считать самым важным в жизни вопросом. Конечно же, мы должны воспользоваться интересными идеями и опытом окружающих, но наша судьба — это наша судьба, а не чья-то ещё; каждый из нас сам будет нести окончательную ответственность за наши собственные поступки. В случае действительно значимых вопросов — например, «Кем был Бахаулла?» — мы остаёмся наедине с самими собой. На кон поставлено слишком много, чтобы полагаться здесь на чужие суждения.

Естественно, нет и не может быть никакой жёсткой формулы для оценки достоверности заявлений Бахауллы. Способов здесь столько же, сколько на Земле живёт людей, и то, что сработает для одного, не обязательно сработает для другого.

Кроме того, мы должны оговорить в самом начале, что не существует никакого способа «доказать» притязания Бахауллы в смысле обеспечить железную, стопроцентную гарантию: всегда найдётся скептик, который откажется принять их; никакие доказательства не смогут продемонстрировать их истинность с математической уверенностью, и нет никакого способа исключить все возможные альтернативы. Такие абсолютные доказательства не существуют даже в точных науках — что уж говорить о столь чувствительной и личной области, как вероисповедание!

Несмотря на все эти соображения, есть масса причин решительно погрузиться в наше исследование. Пусть абсолютная гарантия нам и недоступна, но, может быть, мы сможем достичь просто высокой степени уверенности?

В этой связи было бы полезно сравнить ситуацию с той, что наблюдается в науке. Научный метод гласит, что если у нас нет абсолютной гарантии истины, следует проверить каждое значимое предположение с как можно большего числа разных точек зрения.

Абдул-Баха указывает, что есть четыре инструмента проверки некоего умозаключения: чувственное восприятие, разум, интуиция и авторитет. Учёные охотно пользуются всеми четырьмя. Они используют свои чувства (нередко усиленные приборами — микроскопами, телескопами и проч.) чтобы собирать и проверять исходные данные. Они используют разум, чтобы формулировать объясняющие эти наблюдения гипотезы и выискивать следствия из них, требующие дальнейшей проверки. Вопреки сложившемуся стереотипу хладнокровного технаря, учёные весьма склонны доверять интуиции (озарение, вдохновение, «нутром чую», «что-то подсказывает мне» — названия у этого феномена бывают самые разные): каждый великий учёный имеет сильно развитое шестое чувство, которое может проявляться во вспышках озарения, случающихся при размышлении о запутанной проблеме, или в предчувствиях насчёт того, в каком направлении следует двигаться дальше. Что касается авторитетов, то учёные считают частью своей профессиональной квалификации умение найти нужный факт в справочнике, и при прочих равных условиях предпочтут сделать такой вывод, который бы хорошо укладывался в общепринятую систему знаний.

Учёные понимают, что каждый из этих четырёх критериев имеет свои ограничения. Человеческие чувства печально известны своей склонностью к заблуждениям. Разум, не направляемый интуицией и не сдерживаемый наблюдениями, бесплоден и часто заводит совсем не туда. Достоверную интуицию бывает нелегко отличить от предрассудков или беспочвенных мечтаний. Прежде, чем внимать авторитетам, неплохо бы убедиться, что они знают, о чём говорят,— а для этого надо самим разобраться в предмете, полагаясь, естественно, лишь на собственные ум и сердце — опять, же, склонные к ошибкам.

Тем не менее, используя все имеющиеся в нашем распоряжении инструменты как единый комплекс, мы можем придти к пусть и не гарантированным, но в высшей степени надёжным выводам. Как только мы уменьшаем неуверенность до некоего приемлемого минимума, она даже становится полезна: некоторая доля сомнений заставляет нас держать ум и сердце открытыми и готовыми воспринять новую порцию знаний.

Цель науки — объяснить реальность, которая нас окружает. Таким образом, научный метод можно сформулировать так: «Систематическая проверка предложенных объяснений («гипотез») с помощью данных, полученных из опыта». При этом ничто не заставляет нас ограничивать«опыт» исключительно физическими условиями: опыт включает в себя всё, что познаваемо с помощью человеческих способностей (которые, как уже было сказано выше, включают чувственное восприятие, разум, интуицию и ссылки на авторитеты). С практической точки зрения, впрочем, крайне желательно, чтобы опыт был воспроизводимым — то есть, чтобы его могли повторить другие учёные. Иными словами, научное объяснение, в любой дисциплине, может быть проверено путём постановки аналогичного опыта.

Конечно, обоснованность, как и уверенность, вещь субъективная и относительная. Объяснение, которое большинство учёных сочтёт наиболее достоверным, должно удовлетворять двум критериям:

1) должно объяснять самый широкий спектр явлений с помощью самой простой из возможных моделей;

2) должно правильно предсказывать конкретные, проверяемые следствия, подтверждаемые затем наблюдениями.

Задолго до того, как космонавты увидели Землю со стороны, человек знал практически со стопроцентной уверенностью, что наша планета имеет примерно шарообразную форму. Почему? По той простой причине, что теория сферической Земли — самая простая модель, способная предсказать все важные факты, которые мы наблюдаем непосредственно или знаем из жизненного опыта. Эта теория подразумевает, например, что отплывающий корабль должен исчезать постепенно, медленно погружаясь за горизонт, а Полярная звезда в северных странах должна стоять на небе выше, чем в южных. Эти предсказания соответствуют тому, что мы видим — и данный факт был широко известен ещё древним грекам. Некоторые предсказания этой теории невозможно было проверить в то время — например, данная теория предсказывает, что путешественник, идущий достаточно долго в некоем направлении, со временем вернётся в исходный пункт. Когда Магеллан совершил своё кругосветное плавание, он предоставил нам важное подтверждение теории сферической Земли.

Многие следствия, вытекающие из новой концепции, не всегда очевидны с первого взгляда. Аристотель проницательно указал на одно из таких следствий теории сферической Земли. Зная, что лунное затмение — это тень, отбрасываемая Землёй на Луну при освещении её Солнцем снизу, он осознал, что плоское, имеющее форму монеты тело иногда отбрасывало бы овальную тень. С другой стороны, рассуждал он, сфера всегда отбрасывает круглую тень. (Это озарение кажется мне удивительно гениальным). Наблюдая затмения и проверяя древние записи, Аристотель убедился, что тень Земли — всегда круглая, то есть её может отбрасывать только шар. Исходя из этого, а также из наблюдений за Полярной звездой и кораблями, Аристотель и другие греческие философы сделали правильный вывод, что Земля имеет сферическую форму.

Поэтому критически важный шаг в проверке научной гипотезы — это определение вытекающих из неё следствий: нам нужно что-то, что мы способны проверить с помощью чувственного восприятия, разума, интуиции и ссылок на авторитеты. Как только мы найдём ответ на этот вопрос, мы сразу поймём, в каком направлении следует копать.

В большинстве случаев самый лёгкий способ проверить правильность теории — это постараться, со всей возможной честностью, опровергнуть её предсказания. Если она выстояла под огнём критики, мы начинаем доверять ей. Астрофизик Стивен Хокинг объясняет:

Любая физическая теория всегда имеет статус предварительной,— в том смысле, что это всего лишь гипотеза: её никогда невозможно доказать. Вне зависимости от того, сколько раз результаты экспериментов сходятся с некоей теорией, никогда нельзя быть уверенным, что в следующий раз они не будут ей противоречить. С другой стороны, для опровержения теории достаточно единственного факта, который бы противоречил её предсказаниям. Как подчеркнул философ науки Карл Поппер, хорошая теория отличается тем, что делает ряд предсказаний, которые, в принципе, можно опровергнуть путём наблюдений. Каждый раз, когда результаты очередного эксперимента подтверждают предсказания теории, она доказывает свою жизнеспособность, и наша убеждённость в её правильности крепнет; но как только обнаруживается факт, который ей противоречит, нам приходится отвергать её или модифицировать. Впрочем, всегда остаётся вариант, когда вы можете поставить под сомнение компетентность экспериментатора или наблюдателя.[51]


Как показывает последнее замечание Хокинга, научный метод куда проще в теории, чем на практике. Учёный может преуспеть (если ему повезёт) только после периода глубоких сомнений, немногим отличающегося от того «беспросветного душевного мрака», о котором святые и мистики говорят как о нормальной стадии духовного роста. Хотя научный метод и не способен избавить нас от этой борьбы, он позволяет нам преодолевать встающие перед нами препятствия планомерно и не впадая в отчаяние: опираясь на него, мы можем отыскать свежие и творческие пути вперёд в ситуации, когда наши поиски заходят в тупик, а также определить, достигли мы нашей цели или нет. Если простая, изящная модель объясняет большое количество фактов, которые ранее казались несвязанными друг с другом, правильно предсказывает множество необычных и неожиданных открытий, и при этом сопротивляется нашим систематическим попыткам опровергнуть её, то у нас появляется вполне обоснованная убеждённость в её правильности. Именно таково понятие «научного доказательства» — то есть, сам термин внутренне противоречив, потому что в реальном мире доказать, как выясняется, ничего нельзя.

Убеждённость, приобретаемая с помощью этого метода, вполне соответствует тому ощущению убеждённости, которое известно в религиях как «вера». Данный метод доступен всем нам, а не только учёным. Он полезен при оценке любых предположений — не только тех, которые описывают физическую реальность. В нём задействуется весь спектр наших аналитических ресурсов — и духовных, и эмоциональных, и материальных. Научный метод в его расширенной интерпретации — отнюдь не техническая процедура; это цельное мировоззрение и мироощущение, охватывающее все аспекты нашего бытия.

Теперь давайте представим, что мы собрались проверить научную гипотезу о том, что Бахаулла — прямой канал связи со всезнающим и непогрешимым Верховным Существом. Сразу же становится ясно, что было бы затруднительно представить себе некий универсальный тест, с помощью которого истинность этой гипотезы была бы установлена ко всеобщему удовлетворению. С другой стороны, если эта гипотеза ложна, то её достаточно легко дискредитировать. Официально зафиксированные изречения Бахауллы и тексты, написанные Его Собственной рукой, занимают, по крайней мере, сотню томов, причём Он Сам по этому поводу говорит следующее: «...Из уст Моих не исходит ничего, кроме сути истины, кою открыл Господь Бог ваш».[52] Такая заявка, безусловно, влечёт за собой далеко идущие следствия, которые каждый человек способен проверить с помощью наблюдений и логических умозаключений.

Вот несколько идей касательно того, с чего можно начать:

Бахаулла сделал большое количество подробных пророчеств. Исполнились они или, наоборот, были опровергнуты реальными событиями?

Он описывал неизвестные при Его жизни научные факты. Подтвердились они или были решительно опровергнуты за прошедшее столетие?

Он говорит, что Его слова обладают уникальной созидательной силой, способствующей духовному росту. Можем ли мы, читая эти слова и размышляя о них, почувствовать эту силу?

Мы вправе ожидать, что ниспосланное свыше идеальное Существо должно было производить чрезвычайно сильное впечатление на тех, кто с Ним сталкивался. Какое воздействие оказывал Бахаулла на окружавших Его людей?

Он диктовал Свои книги и письма на высокой скорости, никогда не останавливаясь, чтобы отыграть назад или поразмыслить над следующей фразой, и часто у Него не было возможности разработать концепцию ответа заранее. Был ли Он способен в ходе такой импровизации создавать завершённые, внутренне согласованные работы, как логично следует из идеи Откровения? Или эти письменные документы, несмотря на общие яркие достоинства, демонстрируют широкий разброс по качеству, вполне ожидаемый в случае человеческого автора, сочиняющего экспромтом?

Он притязал на обладание врождённым, вдохновлённым свыше знанием. Имел ли Он возможность приобрести эти способности и знания благодаря учёбе или самообразованию?

Вот лишь несколько способов проверить заявления Бахауллы. Проявив немного фантазии, мы можем найти множество других. Мы не можем с уверенностью доказать истинность столь многообещающих заявлений, исходя из некоего единственного теста. Допустим, однако, что чем больше испытаний мы разрабатываем, чем шире наша область исследований и чем глубже мы копаем, тем больше все наши открытия подтверждают достоверность гипотезы об истинности заявлений Бахауллы. Не наступит ли такой момент, когда весь наш опыт и все наши наблюдения сложатся в «уверенность без тени сомнения»?

Любой человек может провести такое исследование, и никто заранее не вправе предсказывать его результат. Эта книга — лабораторный журнал одного такого исследования. Здесь систематически обсуждаются все направления проверки заявлений Бахауллы, которые я на тот момент смог себе представить. Я заявляю, что собранные в результате доказательства,— которые, теоретически, легко могли бы опровергнуть притязания Бахауллы,— в действительности каждый раз подтверждают их. Здесь нет «абсолютных доказательств»: из всего вышесказанного мы знаем, что никакие доказательства не способны переубедить упёртого скептика. Ничто не может продемонстрировать достоверность заявлений Бахауллы с точностью математической теории или исключить все альтернативные гипотезы. Мы можем только заявить, что наиболее простая модель, объясняющая и наиболее полно предсказывающая всё, что мы, теоретически, можем выяснить касательно Бахауллы,— это модель, принимающая истинность Его притязаний. Если она правильна, то наша вера в Бахауллу может считаться не менее обоснованной, чем любая другая общепринятая научная теория.
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Список пророчеств

Глава 4
ПРОРОЧЕСТВА БАХАИ: ИСТОРИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ



Буря, небывалая по силе своей, непредсказуемая в направлении своём, грозящая катастрофой ныне живущим, но в грядущем предвещающая невиданную славу, проносится сейчас над землёй, сметая всё на своем пути... Могучие силы этих титанических потрясений постижимы лишь для тех, кто принял притязания и Бахауллы, и Баба.

— Шоги Эффенди


Термин «предсказание» означает разные вещи в науке и в религии. Когда мы изучаем религию научным методом, важно проводить между этими значениями чёткое различие. В науке предсказанием именуется любое проверяемое логическое следствие гипотезы или теории. Оно может описывать и будущие события, и прошлые наблюдения, и то, что происходит перед нами прямо сейчас. Предсказание в религиозном смысле обычно подразумевает пророчество — проблеск будущего, раскрытый нам благодаря словам пророка. Хотя научные и религиозные значения этого термина иногда перекрываются, они отнюдь не идентичны.

Помня об этом различии, давайте рассмотрим научное предсказание (т. е. проверяемое логическое следствие гипотезы), касающееся предсказания религиозного (т. е. пророчества): если Бахаулла действительно был Богоявлением, то Он мог предсказывать грядущие события. Для Того, Кто способен узнать что угодно по Своему желанию и при этом гарантированно свободен от заблуждений, будущее должно быть открытой книгой.

Это практическое следствие притязаний Бахауллы на обладание Откровением мы можем проверить путём наблюдений, логических умозаключений, интуиции и опоры на заслуживающие доверия авторитеты. Как и в случае любой другой хорошей научной гипотезы, мы можем искать доказательства, способные опровергнуть его. «Если пророк скажет именем Господа,— говорится в Ветхом Завете,— но слово то не сбудется и не исполнится, то не Господь говорил сие слово»...[53] Заметьте, насколько этот подход соответствует современному научному методу: Библия не утверждает, что единственное правильное пророчество (или даже несколько таких пророчеств) доказывает, что данный человек — Богоявление. Она лишь сообщает, что очевидная неспособность делать правильные пророчества дискредитирует такую заявку. Очевидный вывод здесь, однако, заключается в том, что если кто-нибудь, притязающий на вдохновение свыше, делает множество конкретных, на первый взгляд неправдоподобных, но при этом проверяемых пророчеств,— пророчеств, неисполнение которых подорвёт наше доверие,— и эти пророчества неизменно сбываются, то мы почти наверняка серьёзно задумаемся. Понятно, что разные люди по-разному определят для себя, насколько то или иное пророчество поддерживает такую заявку, или сколько «срабатываний» нужно для вынесения положительного вердикта. Тем не менее, в какой-то момент нам наверняка покажется более обоснованным всё-таки принять это заявление, а не продолжать откладывать решение «на потом».

Сам Бахаулла пишет по этому поводу:

Мы раскрыли Божественные тайны и самым доступным языком предсказали будущие события, дабы ни сомнения неверующих, ни протесты заблудших, ни нашёптывания безрассудных не могли скрыть от искателей истины Источник света Единого истинного Бога.[54]

Большинство случившихся на сей земле событий было возглашено и предсказано Наивозвышенным Пером... Всё, что ниспослано свыше, уже сбылось или сбудется, слово в слово, на сей земле. Ни у кого нет возможности отворачиваться прочь или выдвигать возражения.[55]


Объективное изучение подобных пророчеств в свете последующих событий либо подтвердит, либо опровергнет эти утверждения. Таким образом, мы нашли хорошую отправную точку для нашего исследования.

Рассматривая пророчества Бахауллы, я буду иногда также ссылаться на заявления, которые делали Баб и Абдул-Баха. Баб претендовал на статус не только Провозвестника Бахауллы, но и независимого Богоявления, причём этот Его статус был полностью подтверждён Бахауллой. Абдул-Баха, хотя и не считается Богоявлением, тоже считается безошибочным Он был назначен Бахауллой в качестве направляемого свыше Толкователя Веры, Чьи слова столь же авторитетны и обязательны для исполнения всеми верующими, как и слова Самого Бахауллы. Следовательно, все достоверные заявления этих трёх Центральных Фигур Веры составляют Священное Писание бахаи, и Их пророчества облечены авторитетом Бахауллы. Иными словами, Бахаулла предсказывает (по крайней мере, косвенно), что пророчества Баба и Абдул-Баха столь же надёжны, как и Его Собственные.

Итак, какие мы можем вспомнить события, которые, по словам Бахауллы, сбылись, будучи заранее «возглашены и предсказаны Наивозвышенным Пером»? Вот те, о которых известно мне, и которые я собираюсь обсудить на нижеследующих страницах:

1. Падение французского императора Наполеона III и последующий развал его империи.

2. Поражение Германии в двух кровавых войнах, что приведёт к «плачу Берлина».

3. Успех и устойчивость правления королевы Виктории.

4. Смещение ‘Алδ-паши, премьер-министра Турции.

5. Свержение и убийство турецкого султана ‘Абдул-‘Азиза.

6. Развал Османской империи, приведший к исчезновению «показного великолепия» её столицы, Константинополя.

7. Падение Нβτир ад-Дδн-шаха, персидского монарха.

8. Возникновение конституционного строя в Персии.

9. Крупномасштабный (хотя и временный) упадок монархии по всему миру.

10. Постепенная утрата церковью своей власти по всему миру.

11. Крах мусульманского халифата.

12. Подъём коммунизма — «движения левых», и распространение его власти по всему миру.

13. Катастрофический упадок этого же движения, спровоцированный коллапсом уравнительной экономики.

14. Возрождение Израиля как родины иудеев.

15. Преследования евреев на Европейском континенте (нацистский Холокост).

16. Жестокие межрасовые конфликты в Америке.

17. Освобождение Бахауллы из тюрьмы города Акка и установление Его шатра на горе Кармель.

18. Захват и осквернение дома Бахауллы в Багдаде.

19. Провал всех попыток создать раскол в Вере Бахаи.

20. Взрывное ускорение научно-технического прогресса.

21. Разработка ядерного оружия.

22. Открытие трансмутации элементов, давней мечты алхимиков.

23. Страшная опасность для всего человечества в результате этого достижения.

24. Открытие того, что сложные элементы развиваются в природе из простых.

25. Признание планет необходимым побочным продуктом образования звёзд.

26. Космические путешествия.

27. Открытие заразных форм рака.

28. Провал поисков «недостающего звена» между человеком и обезьяной.

29. Отсутствие механического эфира (предполагаемого посредника для распространения света, постулированного в классической физике), и его переопределение как умозрительной реальности.

30. Отказ от механических моделей (буквальных образов) как основы для понимания физического мира.

Я рассмотрю каждое из этих пророчеств и расскажу, когда и каким образом каждое из них было сделано, а затем исполнилось. Однако сначала давайте предпримем краткий экскурс в историю.

СКРИЖАЛИ К ЦАРЯМ



Незадолго до прибытия в Акку в 1868 г., а также на протяжении нескольких лет после этого, Бахаулла рассылал царствующим монархам всего мира письма, написанные могущественным и величественным стилем, где излагал Свои притязания и объяснял Свою программу установления всеобщего мира.[41] Он обратился с аналогичными письмами коллективно к тем же самым правителям и главам государств, а также к религиозным лидерам, различным сегментам общества и человечеству в целом.

В этих письмах (которые обычно называют «Скрижалями») Бахаулла заявляет, что человеческое общество скоро полностью преобразится благодаря рождению всемирной цивилизации: «Вскоре нынешний порядок будет свёрнут, и на смену ему предстанет новый.[56] Это величественное преображение, по Его словам, случится благодаря действию исторических сил, которые Бог безжалостно привёл в движение и которым короли могут сопротивляться (или игнорировать их) только ценой собственного благополучия. Он посоветовал им «пожалеть себя и тех, кто зависит от вас» и объединить силы с тем, чтобы достичь единства человечества.

Бахаулла указал три способа того, как короли могли отреагировать на этот призыв:

1) Они могли исследовать Его притязания, признать Его источником и автором Нового Мирового Порядка и установить, ещё при Его жизни, «Величайший Мир»,— то есть даровать человечеству новое духовное рождение, объединив его во всепланетное братство.

2) Даже отвергнув Его притязания, короли всё равно могли бы кое-что сделать немедленно, а именно — установить «Малый Мир», то есть политический союз, включающий создание всемирного правительства и системы коллективной безопасности, способной упразднить войны. Хотя эта временная мера сама по себе не излечила бы глубокие духовные недуги, терзающие человечество, она сделала бы такое исцеление возможным, открыв путь для установления, в долгосрочной перспективе, Величайшего Мира.

3) Они могли отвергнуть оба вышеописанных предложения. В этом случае Бог, действуя руками обычных людей, через какое-то время всё равно установит как Малый, так и Величайший Мир. В краткосрочной перспективе, однако, результатом этого решения должны были стать невиданные доселе «потрясения и хаос».

В этом широком контексте Бахаулла дал конкретные советы отдельным правителям, по ходу сделав несколько подробных пророчеств. Самые важные из этих писем были сведены воедино в книге под названием Сζрий-и-Хайкаль (Скрижаль Храма), опубликованной в 1869 г. в Бомбее, Индия, и впоследствии несколько раз переиздававшейся. Многие из пророчеств, о которых я буду говорить, были явлены именно в этой Книге; все они были опубликованы и широко распространились задолго до описываемых там событий.
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Пророчество 1.

Наполеон III



Пророчество 1: Падение французского императора Наполеона III и последующий развал его империи.



Император Франции Наполеон III Бонапарт, племянник более знаменитого Наполеона I, был самым могущественным и блестящим западным монархом своего времени. Он мечтал о том, чтобы пойти по стопам своего великого дяди и завершить столь безвременно прерванную кампанию по захвату всего мира.

Получив первое из двух писем Бахауллы, он, по слухам, отбросил его прочь со словами: «Если этот человек Бог, то я — два Бога!»[58] Второе письмо Бахауллы к нему как раз и вошло в сборник Сζрий-и-Хайкаль. Осуждая неискренность императора и его страсть к войне, Бахаулла писал:

За сотворённое тобой царство твоё будет ввергнуто в смуту, и империя твоя выпадет у тебя из рук в наказание за то, что соделал ты. Тогда узнаешь ты, сколь очевидно заблуждался. Смута охватит весь народ твоей страны, если только ты не поднимешься, дабы поддержать Дело сие, и не последуешь за Тем, Кто есть Дух Божий [Иисус], по сей прямой Стезе. Не возгордился ли ты властью своей? Жизнью Своей клянусь! Недолго пребудет она; нет же, скоро она исчезнет, если только ты не возьмёшься прочно за сию надёжную Нить. Мы видим, как унижение спешит за тобой, ты же остаёшься беспечным...[59]


Абдул-Баха вспоминает:

«Текст этого предупреждения стал известен всей Персии... и поскольку книга Сζрий-и-Хайкаль обошла Персию и Индию и находилась в руках верующих, то они с нетерпением ждали, что же последует».[50]


Наполеон же, находясь на вершине своего могущества, начал в 1870 г. войну с Германией, полагая, что сможет легко взять Берлин. Хотя, как отмечает Абдул-Баха, «никто в тот момент не ожидал победы Германии»[61], французская армия в тот год потерпела поражение при Саарбрюккене, Вайсенбурге и Меце и, в конечном итоге, была полностью разгромлена при Седане. Разгром и сдача наполеоновской армии стали «величайшей капитуляцией в современной истории».[62] Сам Наполеон был взят немцами в плен и бесславно закончил свою жизнь в Англии два года спустя.
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Пророчество 2.

Германия



Пророчество 2: Поражение Германии в двух кровавых войнах, что приведёт к «плачу Берлина».



В Германии ещё не стихли победные крики, а Бахаулла уже выступил с предупреждением к её правителям о том, чтобы они не шли по тому же самому пути агрессии, который привёл французского императора к краху. В Своей книге законов, Китаб-и-Агдас («Наисвятой Книге»), написанной примерно в 1873 г., Бахаулла обращается с такими словами к германскому кайзеру Вильгельму I:

О государь Берлина!.. Помнишь ли того, чья власть превосходила твою власть и чьё положение было выше твоего положения? Где он? Куда исчезло то, чем он владел? Вот предупреждение тебе, не будь же среди тех, кто крепко спит. Это он отбросил Скрижаль Божию, когда Мы известили его о том, что довелось Нам претерпеть от рук воинов угнетения. Посему позор обрушился на него со всех сторон, и он пал во прах с великим ущербом. Задумайся об участи его, о Государь, а также об участи тех, кто, подобно тебе, завоёвывал грады и правил людьми. Низверг их Всемилостивый из дворцов в могилы. Внемли же предупреждению и будь из тех, кто размышляет.[63]

Затем Бахаулла раскрывает перед нами удивительную картину сломленной и истекающей кровью Германии, пережившей два последовательных вооружённых конфликта:

О берега Рейна! Мы видели, как на вас запеклась кровь, ибо клинки возмездия обратились против вас; и сие повторится вновь. И Мы слышим плач Берлина, хотя днесь пребывает он в явном почёте.[64]


В ходе Своих путешествий по Западу в 1912 г. Абдул-Баха, процитировав это и другие пророчества Бахауллы, предупредил, что «всеевропейская война» надвигается быстро и неотвратимо. Его предсказания широко освещались тогда в прессе Северной и Южной Америки, Канады и Европы,— равно как и Его призывы ко всем нациям начать мирный процесс, опирающийся на принципы Его Отца. Вернувшись к Себе домой, на Святую Землю, Абдул-Баха начал готовиться к грядущей смуте, накапливая продовольственные и лекарственные запасы. Хайфа, будучи Всемирным Центром набирающего силу движения бахаи, стала на тот момент центром притяжения для паломников как с Востока, так и с Запада. Примерно за шесть месяцев до начала военных действий Абдул-Баха ввёл мораторий на приезд новых паломников и начал отсылать прочь тех, кто уже находился на тот момент в Хайфе. Сроки этих поэтапных отъездов были таковы, что к концу июля 1914 г. все гости покинули город. Мудрость Его плана стала очевидна, когда в первые дни августа внезапно вспыхнула Первая мировая война, ошеломившая весь мир и создавшая в Хайфе и на всей Святой Земле исключительно трудную и опасную ситуацию.

Путешествуя по Калифорнии в 1912 г., Абдул-Баха, по некоторым сообщениям, сказал, что в надвигающейся битве «вся Европа будет охвачена пламенем» и подвергнется беспрецедентному опустошению:

К 1917 году падут царства и катаклизмы сотрясут землю.[65]

(Эти комментарии, взятые из заметок г-жи Коринн Тру, выдающейся американской бахаи того времени, были опубликованы в чикагской The North Shore Review 26 сентября 1914 г.)


Последующие события полностью оправдали эти прогнозы. Тем не менее, немецкие победы в течение этого периода, а особенно в ходе последнего большого наступления весной 1918 года, были столь впечатляющими, что предвидение Бахауллы касательно поражения Германии высмеивалось врагами Веры Бахаи по всей Персии. Только после внезапного и неожиданного краха немецкой военной машины это пророчество доказало свою истинность. Именно тогда на берегах Рейна, действительно, «запеклась кровь, ибо клинки возмездия обратились против» этого народа.

Общенациональный кошмар Германии, впрочем, только начинался. Развивая анализ следствий, вытекающих из слов Своего Отца, Абдул-Баха написал в январе 1920 г.:

Балканы будут по-прежнему недовольны. Их беспокойство будет нарастать. Потерпевшие поражение державы продолжат возбуждать смуту. Они не погнушаются ничем, лишь бы вновь разжечь пламя войны.[66]


Он самым ясным образом заявил:

Несомненно, вспыхнет ещё одна война, более свирепая, чем прошедшая.[67]


Именно это и произошло с подъёмом гитлеровского Третьего Рейха и началом Второй мировой войны,— хотя, как и в предыдущий раз, немецкие военные кампании поначалу развивались столь успешно, что дело шло скорее к опровержению пророчества Бахауллы, чем к его подтверждению. Победа союзных сил казалась, до самого конца войны, далеко не очевидной.

И вновь события неуклонно раскрывали нам смысл пророчества. «Явный почёт», в котором пребывал Берлин во дни Бахауллы, сменился, как Он и предсказывал, его «плачем». После первой войны этот когда-то великий город склонился под ярмом чудовищных условий грабительского договора; после второй он был разделён на две зоны, контролируемые, соответственно, Восточным и Западным блоком. Печально известная «Берлинская стена», воздвигнутая в 1961 г., стала бетонным символом трагедии, в которую более чем на сорок лет погрузился этот город.

(Когда я впервые писал эти слова в ноябре 1989 г., «Берлинская стена» как раз открылась, и более двух миллионов ликующих граждан обеих частей Германии пересекли её за один день. Меньше чем через год Германия вновь стала единой нацией, пусть и терзаемой непростыми проблемами.)
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Пророчество 3.

Королева Виктория



Пророчество 3: Успех и устойчивость правления королевы Виктории.



Послание Бахауллы британской королеве Виктории, в отличие от Его обращений к Наполеону III и кайзеру Вильгельму I, было выдержано в оптимистическом ключе. Впрочем, и в этом случае оно ярко противоречило тогдашнему уровню понимания ситуации. Положение Королевы Виктории казались на тот момент весьма шатким; её здоровье было далеко от идеального, а популярность падала, поскольку она вышла замуж на немца. Бахаулла пообещал ей, что Бог укрепит её правление в награду за её справедливую и человеколюбивую политику. Особенно высоко Он оценил два пункта стратегии её государственного управления: соблюдение незадолго принятых до этого законов, запрещающих торговлю рабами, и деятельность по расширению и углублению избирательных прав в метрополии. Закон 1867 г. о народном представительстве, например, почти удвоил численность английского электората; соответствующие законы для Шотландии и Ирландии, принятые на следующий год, дали аналогичный результат.

О королева в Лондоне! — писал Бахаулла.— Преклони слух свой к гласу Господа твоего, Господа всего человечества. Он, воистину, явился в мир в Своей величайшей славе, и всё упомянутое в Евангелии сбылось. Нас уведомили, что ты запретила торговлю рабами, как мужчинами, так и женщинами. Сие, без сомнения, есть то, что Бог предписал в сём дивном Откровении. За это Бог, воистину, назначил вознаграждение тебе... Мы также слышали, что ты отдала бразды совета в руки народных представителей. Ты, воистину, поступила правильно, ибо тем самым фундамент, на который опирается здание твоих дел, укрепится, и сердца всех обретающихся под сенью твоей, будь они высокого или низкого звания, обретут спокойствие.[68]


Из всех правителей, которых Бахаулла пригласил исследовать Его Дело и помочь Ему, только королева Виктория снизошла хотя бы до учтивого ответа. «Если это от Бога,— якобы сказала она,— то это дело выстоит; если же нет, оно не принесёт вреда».[69]

В точности как и предвидел Бахаулла, её правление «укрепилось» и Великобритания процветала под её рукой. Она царствовала до 1901 г., и из всех династий, к представителям которых обращался Бахаулла, до сегодняшнего момента дожил только её царствующий дом.*

* Внучка королевы Виктории, королева Мария Румынская, стала преданным и бесстрашным последователем Бахауллы. Её вера в Его Божественный авторитет, часто провозглашавшаяся ею в печати, вызывала такое изумление среди других царственных особ, что она написала по этому поводу:

«Некоторые представители моего круга удивляются и осуждают моё мужество, когда я делаю этот шаг и произношу слова, непривычные для венценосных особ, однако эти мои поступки обусловлены внутренним побуждением, которому я не могу противиться».


(Высокая оценка веры бахаи [Appreciations of the Baha'i Faith], стр. 9.)
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Пророчества 4 и 5.

Дорогие друзья! Здесь и далее будет довольно много транслитерации. Понятно, что у вас она может не отображаться, потому что для этого нужен специальный шрифт Times Ext Roman Plus (который вы можете, кстати, скачать отсюда и отсюда). Пока, я думаю, будет понятно и так, о ком идёт речь, а потом я выложу нормальный файл у себя на сайте. Я буду её по мере сил заменять на обычные буквы, но если чего упущу, не обессудьте.

Корона Турции



Пророчество 4: Смещение ‘Али-паши с поста премьер-министра Турции.

Пророчество 5: Свержение турецкого султана Абдул-‘Азиза.



Турецкий султан ‘Абдул-‘Азиз правил Османской империей, куда Бахаулла был изгнан в 1853 г. и где Он провёл оставшиеся сорок лет Своей земной жизни. Турецкое правительство поначалу не тревожило Бахауллу, однако со временем тоже начало считать Его возможным источником политической смуты. Отвечая на эти страхи, а также на мощное давление со стороны персидских властей, султан три раза ссылал Бахауллу вместе с семьёй и спутниками. Финалом этих репрессий стало тюремное заключение в крепости-тюрьме города Акка. Среди жертв этих грубых преследований было множество женщин с маленькими детьми — то есть людей, очевидно не виновных ни в каких преступлениях против государства.

За все эти годы Бахаулла не раз обращался к султану с решительными протестами, как напрямую, так и через разных министров его двора. Он порицал несправедливость и жестокость его распоряжений; призывал — безуспешно — выделить Ему десять минут на личную аудиенцию, чтобы Он мог ответить на выдвигаемые против Него обвинения; опровергал любые инсинуации касательно того, что Он когда-либо пытался,— или когда-нибудь будет пытаться,— подорвать императорскую власть; указывал, что Его Учение требует верноподданного служения находящемуся у власти правительству; и советовал султану поступать со своим народом справедливо. Он также сделал несколько ярких пророчеств.

Ключевыми игроками в этой драме были двое высокопоставленных чиновников султана: ‘Али-паша, турецкий премьер-министр, и Фу’ад-паша, министр иностранных дел. Эти могущественные люди сделали всё, чтобы разработать репрессивную политику, на которую ‘Абдул-‘Азиз затем дал своё высочайшее одобрение.

В ходе Своего изгнания в Адрианополь Бахаулла обратился к ‘Али-паше со Скрижалью под названием Сурий-и Ра’ис, заявив, что премьер-министр скоро обнаружит себя в состоянии «очевидного убытка».[70] В 1868 г., вскоре после прибытия в Акку, Он повторил это пророчество во втором письме к ‘Али-паше и вновь осудил действия всего османского правительства:

Вскоре Он [Бог] схватит вас в яростном гневе Своём, мятеж вспыхнет среди вас и ваши владения распадутся. Тогда будете вы сожалеть и сокрушаться, но не найдётся никого, чтобы помочь вам или утешить вас... Ожидайте... ибо гнев Божий готов обрушиться на вас. Вскоре узрите вы то, что было ниспослано Пером Моего повеления.[71]


Вскоре после этого, в широко распространившейся Скрижали под названием Лаух-и-Фу’ад, Бахаулла вновь предрёк падение премьер-министра. В этот раз, однако, Он расширил пророчество, включив в него также и султана ‘Абдул-‘Азиза. Комментируя преждевременную смерть Фу’ад-паши в 1869 г., Скрижаль заявляет:

Скоро низложим Мы того [‘Али-пашу], кто был подобен ему, и наложим руку на их Начальника [‘Абдул-‘Азиза], который правит страной, ведь Я, воистину, Всемогущий, Всеподчиняющий.[72]


Это пророчество казалось в тот момент столь нелепым, что выдающийся исламский учёный и богослов мирза Абу-ль-Фадл ухватился за него как за шанс дискредитировать Бахауллу. Он указал, что выражение «наложить руку на кого-то» означает, на исходном языке Скрижали, жестокую и внезапную гибель этого человека в результате Божественного суда. Таким образом, Бахаулла чётко говорит здесь, что султан будет неожиданно убит. Считая это предположение фантастическим, мирза Абу-ль-Фадл заявил, что для него выполнение или невыполнение одного этого пророчества станет решающим экзаменом на достоверность этого так называемого Откровения. Чтобы драматизировать свою уверенность в том, что пророчество окажется пустышкой, он дал клятву присоединиться к рядам приверженцев Бахауллы, если султана действительно постигнет предсказанная ему участь.

Детали того, что именно произойдёт с султаном согласно пророчеству, были раскрыты в другой Скрижали, где Бахаулла предупреждал султана, чтобы он остерегался предательства со стороны неверных подчинённых:

Предавший Бога предаст и своего царя... Остерегайся, дабы бразды правления твоей державой не перешли в чужие руки, и не полагайся на вельмож, недостойных твоего доверия... Избегай их и держи себя в неусыпной бдительности, дабы их ухищрения и происки не навредили тебе.[73]


Через несколько лет после изгнания Бахауллы в Акку ‘Али-паша был смещён со своего поста премьер-министра. Лишившись своей силы, он погрузился в пучину забвения. Таким образом, первая стадия пророчества исполнилась. Вторая стадия наступила в 1876 г., когда султан ‘Абдул-‘Азиз был внезапно свергнут в результате дворцового переворота и четыре дня спустя убит. Получилось, что монарх был предан и убит теми самыми подчинёнными, против которых Бахаулла предупреждал его.

В идеальном мире мирза Абу-ль-Фадл, наверное, спокойно счёл бы этот результат интереснейшей демонстрацией пророческой силы Бахауллы и признал Его. В реальном же мире всё оказалось не так просто. Неожиданное исполнение пророчества так разгневало и напугало его, что когда бахаи напомнили ему о его клятве, он лишился самообладания. Тем не менее, этот эпизод разрушил оболочку его самодовольства и побудил его, впервые в жизни, серьёзно рассмотреть притязания Бахауллы. После периода молитв и тщательного изучения он убедился в их истинности. Отказавшись от своей высокой должности (он возглавлял один из ведущих исламских университетов Тегерана), он стал вести жизнь в нищете, периодически попадая в тюрьму за распространение послания Бахауллы. Его книга «Доказательства бахаи», а также длительная поездка в Америку в первые годы XX века, весьма помогли развитию Веры в этой стране. (Собственный рассказ мирзы Абу-ль-Фадла об этом эпизоде см. в книге Адиба Тахерзаде «Откровение Бахауллы», т. III, стр. 97-104.)
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Пророчество 6.

Османская империя



Пророчество 6: Развал Османской империи, приведший к исчезновению «показного великолепия» её столицы, Константинополя.



В одном из процитированных выше писем Бахаулла предупреждал турецкие власти: «Ваши владения распадутся». Владения эти на тот момент протянулись от центра Венгрии до Персидского залива и Судана, от Каспийского моря до алжирского города Орана в Африке. Бахаулла также сделал конкретные пророчества касательно Адрианополя и Константинополя (последний был тогда столицей империи). В первом из двух писем к ‘Али-паше Он писал:

Близится день, когда Земля Тайны [Адрианополь], и всё, что рядом с ней, изменится, и уйдёт из-под руки царя, и вспыхнут волнения, и поднимется плач, и свидетельства смуты явятся со всех сторон, и смятение распространится по причине того, что выпало сим пленникам от рук воинов угнетения. Ход событий изменится, и обстоятельства станут столь мучительны, что даже пески на пустынных холмах будут стонать и деревья на горах возрыдают, и кровь потечёт из всех вещей. Затем узришь ты сей народ пребывающим в горьких бедствиях.[74]


В Китаб-и Акдас, явленной вскоре после изгнания из Адрианополя в Акку, Бахаулла так обратился к резиденции турецких властей:

О Край [Константинополь], лежащий на брегах двух морей! Престол тирании, воистину, воздвигнут в тебе, и пламя ненависти разгорелось в груди твоей... Несомненно, преисполнен ты явной гордыни. Тщеславишься ли ты внешним блеском своим? Клянусь Тем, Кто есть Господь человечества! Вскоре он исчезнет без следа, и возрыдают дочери твои и вдовы, и все племена, что обретаются в тебе. Так возвещает тебе Всезнающий, Премудрый.[75]


Если эти пророчества, может быть, и звучали несколько мелодраматично, когда Бахаулла записывал их, вскоре они стали восприниматься уже совершенно иначе. История пошла таким путём, что они стали выглядеть чуть ли не шедевром преуменьшения истины. За восстаниями на Крите и Балканах последовала война 1877-1878 годов, после которой по крайней мере одиннадцать миллионов человек были освобождены из-под турецкого ига. Русские войска заняли Адрианополь, исполняя предсказание о том, что он «уйдёт из-под руки царя». Сербия, Черногория и Румыния провозгласили свою независимость; Болгария стала самоуправляемым государством, платящим дань; Кипр и Египет были оккупированы; французы установили протекторат над Тунисом; Восточная Румелия отошла Болгарии; тысячи армян лишились жизни в нескольких кровавых бойнях; Босния и Герцеговина были захвачены Австрией; и наконец, повсеместная ненависть к правительству привела к Младотурецкой революции. Военные неудачи в Первой мировой войне ещё больше ослабили империю; арабские провинции восстали; 90 % турецкой армии погибло или дезертировало; четвёртая часть населения погибла от войны, болезней, голода или массовых казней. Мухаммад VI, последний султан, был свергнут, завершив столетнюю династию, к которой принадлежал и его предшественник ‘Абдул-‘Азиз. Огромная Турецкая империя сжалась в скромную азиатскую республику, а её столица Константинополь была брошена завоевателями и лишилась своего «показного великолепия».
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Пророчество 7.

Насир ад-Дин-шах



Пророчество 7: Падение Насир ад-Дин-шаха, персидского монарха.



Самая длинная из Скрижалей Бахауллы, адресованных монархам индивидуально, была послана Им правителю Его родной страны Насир ад-Дину, шаху персидскому. В ней Бахаулла заверял шаха в Своей лояльности, предлагал Свою помощь и ходатайствовал о справедливом рассмотрении Своих притязаний. Значимый для нас отрывок гласит:

О если бы украшающее мир пожелание Его Величества постановило, дабы сей Слуга мог встретиться лицом к лицу с богословами сей эпохи и представить доказательства и свидетельства в присутствии Его Величества Шаха! Сей Слуга пребывает в готовности и уповает на Бога в том, что такая встреча может быть созвана, дабы истина сего вопроса была доведена до сведения Его Величества Шаха и стала очевидной ему. Власть приказывать принадлежит тебе, и Я пребываю в готовности перед престолом твоего владычества. Посему реши в Мою пользу или против Меня.[76]


Шах ответил на эту вполне разумную просьбу тем, что запытал до смерти курьера, доставившего её. По его распоряжению этот семнадцатилетний юноша по имени Бади‘ был закован в цепи, его прижигали на протяжении трёх дней раскалёнными кирпичами и подвергали иным пыткам, пытаясь выбить из него какую-нибудь информацию или заставить его отказаться от веры. Бади‘, безмятежный и непреклонный, был сфотографирован в момент пытки. Наконец, бессильные сломить его дух, разочарованные палачи проломили ему голову.

Подобные зверства были скорее нормой, чем исключением в период правления этого монарха, чьи руки уже были запятнаны кровью Баба и двадцати тысяч мучеников-баби. Касательно подобных правителей Бахаулла дал клятву:

Бог никогда не закрывал и не будет закрывать глаза на жестокость угнетателя. Особенно же в сём Откровении — каждый из тиранов испытал на себе Его мщение.[77]


Осудив Насир ад-Дин-шаха как «Князя Гонителей»,[71] Бахаулла написал, что персидский монарх скоро станет «наглядным уроком для всего мира».[79]

Насир ад-Дин правил до 1896 г., пережив Бахауллу на четыре года; его царствование растянулось почти на полвека.

(Насир ад-Дин взошёл на престол в 1848 г., то есть чуть меньше чем за пятьдесят лет до этого момента по грегорианскому солнечному календарю. Исламские лунные года, однако, немного короче, и 1896-й был пятидесятым годом его царствования по этому летоисчислению.)

Чтобы отметить пятидесятилетний юбилей этого царствования, Персия готовилась к самому шумному празднеству в своей истории. Всем заключённым собирались объявить амнистию. Крестьян должны были освободить от налогов на два года. Шах планировал возгласить наступление новой эры, объявив себя «Величественным отцом всех персов», и отречься от своих деспотических прерогатив. Страна пребывала в таком ликовании, что власти даже «решили на время прекратить преследования [бахаи] и других неверных».[80]

Мы можем только предполагать, вспоминал ли Насир ад-Дин, наблюдая кипучие приготовления к своему юбилею, о том унизительном конце, что предрёк ему Бахаулла. Пребывая на вершине своей карьеры, когда всё шло именно так, как он хотел, он наверняка казался себе непобедимым триумфатором.

1 мая 1896 г., накануне своего великого празднования, он посетил гробницу предыдущего шаха. В ходе этого визита он погиб от пули убийцы. В последовавшей затем жуткой неразберихе министры закрепили его тело в королевской карете в сидячем положении и повезли назад в столицу, пытаясь как можно дольше замолчать факт его убийства.

Поначалу в преступлении обвинили бахаи. Нескольких верующих поспешно казнили — среди них были, например, знаменитый поэт Варка и его двенадцатилетний сын Руху’ллах, оба — выдающиеся учителя Веры. Впрочем, обвинение было снято после того, как нашёлся убийца,— мирза Рид̣а, панисламистский террорист и последователь сиййида Джамаль ад-Дина-и-Афгани,— между прочим, известного врага веры бахаи.

(Если бы Бахаулла хотел поспособствовать свержению Насир ад-Дина, за несколько лет до этого Он имел чудесную возможность для этого благодаря принцу Зилл ас-Султану,— старшему сыну шаха, которому был закрыт официальный путь к трону по причине того, что его мать была низкого происхождения. Зилл ас-Султан послал эмиссара к Бахаулле, предлагая защиту всем персидским бахаи в обмен на их помощь в убийстве двух своих братьев и захвате трона своего отца. Бахаулла решительно отверг эту просьбу, заявив, что вера бахаи — не политическая организация и с ней такие игры невозможны. Будучи губернатором провинций, составляющих почти половину Персии, Зилл ас-Султан ответил на этот отказ тем, что развязал очередную кровавую кампанию террора против бахаи. См. Казем Каземзаде. «Варка и Руху’ллах: бессмертные мученики». Журнал «Миропорядок», зима 1974-1975, стр. 32. Kazem Kazemzadeh, 'Varqa and Ruhu'llah: Deathless in Martyrdom', World Order magazine, Winter 1974-5, p. 32.)
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Пророчество 8.

Персидская Конституция



Пророчество 8: Возникновение конституционного строя в Персии.



Примерно в 1873 г. Бахаулла написал в Китаб-и Акдас такие слова, обращённые к Его родной Персии:

Скоро положение дел в тебе изменится, и бразды правления окажутся в руках народа.[81]


Убийство Насир ад-Дин-шаха стало первым вестником революции, о которой говорит этот отрывок. Идея конституции, ограничивающей власть монарха, обрела такую мощную поддержку после его смерти, что следующий шах, Музаффар ад-Дин, вынужден был подписать этот документ в 1906 г., незадолго до своей смерти. Следующие самодержцы, однако, отказались чтить его установления, и Персия была втянута в долгую Конституционную Революцию, которая бушевала с 1906 по 1911 г. Мухаммад-‘Али-шах, которые наследовал Музаффар ад-Дину, настолько ненавидел конституцию, что повелел обстрелять место, где заседал парламент, во время его заседания; после этого повстанцы его свергли. Его преемник, юный Ахмад-шах, вёл себя столь безответственно, что парламент не только сместил его, но и упразднил всю династию Каджаров, правившую Ираном с 1796 г.[82]

В речи, произнесённой 11 июля 1909 г., Абдул-Баха сказал:

Революция, бушующая сегодня в Персии, была предсказана [Бахауллой] сорок лет тому назад... в Книге Законов [Китаб-и Акдас]. И это пророчество было сделано в тот момент, когда Тегеран пребывал в совершенном спокойствии и правительство Насир ад-Дин-шаха стояло нерушимо.[83]


Понятно, что такое состояние дел не гарантировало будущей стабильности Персии. Абдул-Баха написал (также в июле 1909 г.), что если между противостоящими сторонами не будет заключён союз, иностранные державы вмешаются и разделят страну.[84] Именно это и произошло, когда Персия, ослабленная долгими междоусобицами, через какое-то время была поделена на сферы влияния: Россия забрала север, Великобритания — юг.

Хотя Бахаулла предвидел возникновение конституционного правительства в Персии, Он не позволял Своим последователям принимать участие в агитационной кампании. Это полностью соответствовало Его стратегии запрещать бахаи участие в политических движениях, ибо эти движения, несмотря на все их достоинства, неизбежно скомпрометировали бы общечеловеческий характер Веры и воспрепятствовали исполнению её важнейшей миссии — достижению духовного единства всего мира. Одним из второстепенных плюсов такой стратегии было то, что никто не смог бы обоснованно обвинить бахаи в том, что они продвигали конституцию с целью добиться выполнения пророчества.

Понятно, что ключевое слово здесь — «обоснованно». Как объяснял Абдул-Баха:

Это пророчество, столь отчётливо и очевидно высказанное, напечатанное и опубликованное, хорошо известно среди людей. Поэтому, когда в Персии была принята Конституция, муллы с монархическими взглядами провозглашали с кафедр, что «любой, кто принимает Конституцию, неизбежно принимает и религию бахаи, по той причине, что глава этой религии, Его Святость Бахаулла, предсказал её в Своей Книге, и бахаи действуют как агитаторы и сторонники конституционализма. Они специально внедрили Конституцию, чтобы выполнить пророчество, сделанное их Вождём. Потому остерегайтесь, остерегайтесь принять её!»[85]


Когда Его притязания и Его мирная программа были проигнорированы, Бахаулла повторил Своё предупреждение об ужасных последствиях такой слепоты.

Ветры отчаяния, увы, веют отовсюду,— писал Он,— и борьба, что разделяет и сокрушает род человеческий, усиливается с каждым днём. Признаки надвигающихся потрясений и хаоса заметны повсюду, ибо господствующий порядок крайне несовершенен.[86]


Он указал, что больше всего потеряют от грядущей смуты как раз те, чьё небрежение её и вызвало: а именно, светские и религиозные лидеры мира. Он заявил, что Бог, желая наказать их за такое поведение, лишит их влияния:

У двух категорий людей отнята власть: у королей и священников.[87]


Давайте теперь более внимательно рассмотрим заявления Бахауллы насчёт каждой из этих групп.
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Общие пророчества. Пророчество 9.

ОБЩИЕ ПРОРОЧЕСТВА



Когда Его притязания и Его мирная программа были проигнорированы, Бахаулла повторил Своё предупреждение об ужасных последствиях такой слепоты.

Ветры отчаяния, увы, веют отовсюду,— писал Он,— и борьба, что разделяет и сокрушает род человеческий, усиливается с каждым днём. Признаки надвигающихся потрясений и хаоса заметны повсюду, ибо господствующий порядок крайне несовершенен.[86]


Он указал, что больше всего потеряют от грядущей смуты как раз те, чьё небрежение её и вызвало: а именно, светские и религиозные лидеры мира. Он заявил, что Бог, желая наказать их за такое поведение, лишит их влияния:

У двух категорий людей отнята власть: у королей и священников.[87]


Давайте теперь более внимательно рассмотрим заявления Бахауллы насчёт каждой из этих групп.

Монархия



Пророчество 9: Крупномасштабный (хотя и временный) упадок монархии по всему миру.



Только что процитированное пророчество перекликается с предупреждением из Сурий-и Мулюк («Послания к царям») — одного из первых провозглашений Бахауллы, обращённых ко всему сонму монархов Востока и Запада:

Если вы не прислушаетесь к увещеваниям, кои Мы являем в сей Скрижали несравненным и ясным языком, Божие возмездие обрушится на вас со всех сторон и будет вынесен вам приговор Его суда. В тот день вы не сможете противиться Ему и осознаете собственное бессилие.[88]


Помимо отдельных правителей, чья участь была предречена Бахауллой, что мы можем сказать о состоянии царственных особ в целом?

При жизни Бахауллы большинство человечества, особенно в Европе и Азии, жило в обширных империях, управляемых абсолютными, всевластными монархами, считавшими всю землю своей личной вотчиной. Хотя сидение на троне никогда не входило в список наиболее безопасных профессий, сам институт монархии казался неуязвимым.

В течение нескольких десятилетий после того, как Бахаулла огласил Своё пророчество, эта иллюзия безопасности развеялась, как дым. Ураган изменений ворвался в каждый уголок Земли, не только опрокидывая престолы, но и систематически подрывая их основания. К 1944 году, концу первого века эпохи бахаи, исчезли царства Османов и Наполеонов, немецкая, австрийская и русская империи; была сметена прочь династия Кβджβров в Персии; китайская империя, испанская и португальская монархии превратились в республики; были изгнаны венценосные руководители Голландии, Норвегии, Греции, Югославии и Албании и лишены власти короли Дании, Бельгии, Болгарии, Румынии и Италии. Не утратив своей гневной силы, этот «неослабевающий революционный процесс», как его назвал Шоги Эффенди,[89] неуклонно продолжает развиваться по сей день. Среди относительно недавних и достаточно впечатляющих примеров этих сдвигов — превращение древней Японской империи в республику и ниспровержение тысячелетнего «Павлиньего Престола» в Персии.

Сегодня великие державы управляются законодательными собраниями или другими центральными органами; их лидеры избирается либо назначаются; монархии стали экзотикой. Британская Корона, когда-то правившая крупнейшей в мире империей, превратилась в чисто церемониальный институт и переживает не лучшие времена. Монархии остались только в нескольких небольших странах, не обладающих значительным весом в мире.

Учитывая всё вышесказанное, необходимо заметить, что бахаи уверены: нынешний упадок среди царственных особ — временное явление. Бахаулла утверждает, что в будущем появятся «справедливые цари», которые будут ставить благосостояние своих подданных выше собственных интересов и восстановят престиж монархии.[90]

Хотя республиканская форма правления принесёт пользу всем народам мира,— пишет Он,— всё же величие монаршей власти есть один из знаков Божиих. Мы не желаем, чтобы страны мира были лишены его. Если дальновидные соединят сии две формы в одну, велика будет им награда в присутствии Бога.[91]
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Общие пророчества: 10 и 11.

Духовенство



Пророчество 10: Постепенная утрата церковью своей власти по всему миру.



Пророчество 11: Крах мусульманского халифата.



Бахаулла, предсказывая упадок королевской власти, утверждает также, что «власть была отнята» и у духовенства. Он так обращается к религиозным лидерам мира:

О сонм священников! Отныне не узрите у себя никакой власти, ибо Мы отняли её у вас, предназначив её тем, кто верует в Бога, Единого, Всевластного, Всемогущего, Нестеснённого.[92]


Последовавший за этим возглашением упадок религиозных учреждений был не менее грандиозным и катастрофическим, чем утрата власти светскими правителями. Давайте рассмотрим сначала две организации, которые во времена Бахауллы обладали огромным духовным и светским могуществом — папство и халифат.

Среди Скрижалей Бахауллы к царям была и Скрижаль, обращённая к папе Пию IX, где есть следующие слова:

О Папа! Разорви завесы в клочья. Тот, Кто есть Господь господствующих, пришёл под сенью облаков, и повеление исполнилось по воле Бога, Вседержителя, Неограниченного. Он, воистину, снова сошёл с небес, как сошёл Он с них и в первый раз... Остерегайся, дабы никакое имя не заградило тебе дорогу к Богу... Обитаешь ли ты во дворцах в то время, как Тот, Кто есть Царь Откровения, живёт в самом заброшенном из пристанищ? Оставь их тем, кто возжелал их, и с радостью и восторгом обрати лицо своё к Царствию Небесному. Слово, сокрытое Сыном, явилось ныне. Ниспослано Оно в обличии Храма Человеческого в сей день. Да святится Господь, Который есть Отец! Воистину, Он пришёл к народам во всём Своём величии.[93]


Светская власть Папы, когда-то обширная, успела значительно сократиться до того, как Бахаулла написал Своё письмо, однако под его рукой по-прежнему находилось Итальянское королевство. Бахаулла повелел Папе добровольно отказаться от этой всё ещё остававшейся у него власти: «Оставь своё царство царям».[94] Если бы стареющий понтифик поступил именно так, он бы избежал унизительной потери свободы, достоинства и престижа, что последовали за оккупацией его царства в 1870 г. королём Виктором Эммануэлем. Проигнорировав совет Узника Акки, Папа Пий IX стал Узником Ватикана.

Примечательно, что именно в 1870 г. папа впервые провозгласил новый догмат о папской непогрешимости.

Ещё более грандиозным событием стало падение халифата, отчётливо предсказанное как Бабом, так и Бахауллой. Однако чтобы понять эти пророческие намёки, нам придётся сначала сделать экскурс в историю.

Ислам делится на две основные ветви — суннитов и ши‘итов, которые можно отчасти уподобить разделению христианства на католиков и протестантов. Халиф, духовный глава куда более многочисленной суннитской ветви, может считаться мусульманским аналогом Папы у католиков.

Хотя эти посты совершенно различны, но мусульманский халифат и турецкий султанат традиционно соединялись в одной личности. Это давало халифу огромную светскую власть, и при этом его духовная юрисдикция распространялась далеко за пределы Османской империи, охватывая подавляющее большинство мусульман по всему миру.

Эта религиозная монархия возникла в 632 г. н. э., когда Мухаммад покинул этот мир, а Его последователи разделились на два лагеря по вопросу о преемственности власти. В тот момент халифат, созданный группой последователей Пророка, был принят большинством мусульман, которые стали известны как сунниты. Меньшинство, позже получившее имя «ши‘а» (шииты), утверждало, что Мухаммад назначил Своего зятя ‘Али первым представителем династии Своих преемников — Имамов.

Бахаулла учит, что правы были именно шииты: Мухаммад действительно назначил ‘Али Своим преемником. Таким образом, бахаи признают законность Имамата и считают халифов самозванцами.

За этим последовала 260-летняя война, в ходе которой халифы, стремясь избавиться от конкурентов в лице Имамата, пытались прервать эту династию, убивая каждого потомка Мухаммада, до которого могли дотянуться. (Хотя они и потерпели в этом неудачу, но Имамат закончился с исчезновением Двенадцатого Имама.) Самой трагической жертвой этой войны стал Имам Хусайн, третий и наиболее выдающийся представитель династии, чьё имя в персидской литературе практически олицетворяет весь Имамат в целом.

Принимая во внимание этот контекст (с которым Его мусульманские современники были, конечно же, хорошо знакомы), Баб чётко сослался на халифат в следующем отрывке:

Вскоре Мы, подлинно и несомненно, обрушим на тех, кто развязал войну против Хусайна в Земле Евфрата, самые страшные мучения и самое ужасное и образцовое из всех наказаний.[95]


Причём это ниспосланное свыше наказание отнюдь не заключалось в каком-то мистическом или метафизическом «суде», что должен свершиться на некоем незримом будущем уровне бытия: как писал Баб, оно произойдёт и «в мире грядущем» (т. е. в загробной жизни), и «в момент Нашего возвращения» (т. е. после прихода Обетованного, Которого Баб считал возвращением всех предыдущих Пророков, включая Себя Самого).[96] Таким образом, Его пророчество предвещало некую зримую катастрофу, которая должна была обрушиться на Халифат ещё в этой, земной жизни.

Бахаулла подтвердил это пророчество. Ссылаясь на всесильный Халифат как на «величественный престол», Он описал его падение как заранее предопределённый факт:

Из-за деяний ваших,— писал Он, обращаясь к мусульманскому духовенству,— возвышенное положение сего народа было утрачено, знамя Ислама повержено, а его величественный престол опрокинут.[97]


Когда после Первой мировой войны Султанат был упразднён, Халифат отмер не сразу. Бывший султан, Мухаммад VI, какое-то время сохранял свой духовный титул, занимая «аномальное и шаткое положение».[98] Однако правительство новой Турецкой республики не собиралось мириться с этой странной ситуацией; в марте 1924 г. оно провозгласило упразднение халифата и официально отмежевалось от этого института. Экс-халиф бежал в Европу. Такой поворот событий разрушил единство суннитского мира, с которым никто даже не посчитал нужным проконсультироваться. Чтобы восстановить халифат, в Каире в 1926 г. собрался специальный Конгресс; однако его участники так и не смогли придти к согласию.

Падение халифата привело к формальной секуляризации Турецкой республики и резкому снижению влияния суннитского духовенства. Канонический суннитский закон был заменён гражданским кодексом; его религиозные предписания потеряли свой авторитет, иерархическая структура была распущена, а церковные заведения лишились финансовой поддержки.

Шиитское духовенство в Персии испытало аналогичный упадок. Шахский двор, официально вроде бы сохраняя связь с религиозной иерархией, начал систематически подрывать ту всеподавляющую власть, которую духовенство имело над каждым аспектом персидской жизни и культуры. Муллы, каждый каприз которых когда-то имел силу закона, скоро обнаружили, что вынуждены подчиняться гражданским властям. Освящённые временем религиозные институты стали приходить в упадок, а в общество, несмотря на протесты духовенства, стали проникать западные обычаи и стили одежды. На протяжении большей части этого века шиитов постигала одна унизительная катастрофа за другой. Исламская революция 1979 года отчасти восстановила былую власть духовенства. Впрочем, долгосрочные перспективы этой революции так и остаются туманными.

После практически полной утраты Папой светского владычества христианские иерархи по всему миру обнаружили, что власть всё больше утекает у них из рук,— как песок сквозь пальцы. Франция, Испания, Россия и другие страны отказались от государственной религии; распад Австро-Венгерской империи лишил Католическую Церковь её важнейшего политического и финансового покровителя; распространение коммунизма сопровождалось попытками полного искоренения религии из жизни масс; националистические настроения во многих странах или подорвали влияние христианства, или их сторонники, поступив более коварно, нашли способы манипулировать им для достижения собственных целей. На протяжении последних ста лет углубляющийся кризис доверия к религиозным организациям неуклонно разрушал нравственный авторитет христианских руководителей. В течение 1980-х годов волна скандалов, связанных с финансовыми и сексуальными злоупотреблениями, погубила карьеры нескольких самых популярных евангелистов христианского мира. В последние годы так называемые «религиозные правые» предпринимали всё больше политических и законодательных инициатив с целью отвоевать утраченные позиции; почти все подобные усилия оканчивались неудачами.

Упадок, так сильно тревожащий мусульманских и христианских лидеров, не обошёл стороной и духовенство других вероисповеданий. Более того, как верят бахаи, эта постепенная утрата авторитета церковными властями кардинально отличается от временного спада, постигшего царственных особ. Хотя власть действительно была «отнята у двух категорий людей: у королей и священников», Шоги Эффенди пишет:

Слава первых испытывает временное затмение, тогда как власть последних утрачена безвозвратно.[99]


И Абдул-Баха, и Шоги Эффенди предупреждают, что агония духовенства будет сопровождаться множеством откатов назад и жестоких конвульсий.[100] События на Ближнем Востоке уже продемонстрировали, насколько страшными могут быть такие потрясения.
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Общие пророчества: 12 и 13.

«Движение левых»



Пророчество 12: Подъём коммунизма, «движения левых», и распространение его власти по всему миру.



Пророчество 13: Катастрофический упадок этого же движения, спровоцированный коллапсом уравнительной экономики.



Вскоре после Первой мировой войны Абдул-Баха написал:

Недуги, от которых сегодня страдает мир, будут множиться; окутывающий его мрак будет углубляться. Новорождённые движения, всемирные по охвату, будут всеми силами стремиться к продвижению своих замыслов. «Движение левых» приобретёт большое значение. Его влияние будет распространяться.[101]


«Движение левых» — это коммунизм и социализм, которые пришли к власти в России благодаря Большевистской Революции 1917 года. Неисчислимые бедствия и сгущающиеся над послевоенным миром тучи способствовали тому, что левая идеология, предсказанная Абдул-Баха, распространилась молниеносно. Пустив первые корни в Советском Союзе, это движение привело к возникновению коммунистических правительств в Восточной Европе, Китае и множестве других стран Азии и Африки, а также установлению его западных форпостов на Кубе и в Никарагуа. Левацкие идеи пользовались горячей поддержкой и вызывали столь же горячее неприятие далеко за пределами этих стран. Сдерживание коммунизма стало основной заботой некоммунистических стран, и с обеих сторон страсти достигли истерического накала во время так называемой «холодной войны».

Вдохновляемый учением Карла Маркса, коммунизм опирался в пропаганде своих идей на страстную мечту о «бесклассовом обществе». Этот термин означает общество, в котором частная собственность упразднена, а орудия производства и его плоды принадлежат равно всем гражданам. Богатство надлежит распределять согласно классической марксистской формуле: «От каждого по способностям, каждому по потребностям». Поскольку потребности у всех людей более или менее одинаковы (если не брать случаи болезни, инвалидности и т. д.), то на практике это выливается в принудительное выравнивание зарплат и стандартов жизни. Подобная политика, дополненная этикой радикальной уравниловки, стала основной чертой коммунистических обществ по всему миру. В этих странах систематически насаждался, через образовательную систему и политическую пропаганду, климат глубокой враждебности, со стороны как государственных органов, так и общественности, к любому человеку, получающему доход или процветающему в результате личной инициативы. Неожиданным результатом этого, в каждом случае, стало подавление инноваций, снижение производительности труда и дефицит услуг,— и при этом не удалось ни в малейшей степени победить корыстные устремления или эксплуатацию населения со стороны правящей элиты.

Само собой разумеется, что предсказать экспансию коммунизма (или любого другого движения) не означает одобрить его. Писания бахаи называют коммунизм одним из трёх «ложных богов», которым люди поклонялись на протяжении всего XX века.[102] (Два других — расизм и национализм.) Хотя вера бахаи предлагает ограничить вопиющие крайности богатства и нищета, она при этом поддерживает право на частную собственность и считает как несправедливыми, так и нежизнеспособными любые схемы, насаждающие жёсткое экономическое равенство.*

* Бахаулла не предписывает никакой конкретной, «идеальной» экономической системы. Тем не менее, Он однозначно утверждает, что экономика должна прочно опираться на духовные принципы; Он также перечисляет и некоторые из подобных принципов. Два отличных эссе по этой теме можно найти у Уильяма С. Хэтчера в «Экономика и нравственные ценности» (журнал «Миропорядок», зима 1974-1975 гг., стр. 14-27 — William S. Hatcher, 'Economics and Moral Values', World Order magazine, Winter 1974-5, pp. 14-27) и у Грегори Дала в «Экономика и учение бахаи (журнал «Миропорядок», осень 1975 г., стр. 19-40 — Gregory C. Dahl, 'Economics and the Bahá'í Teachings', World Order magazine, Fall 1975, pp. 19-40).

Ещё в 1905 г., задолго до коммунистической революции в России, Абдул-Баха сказал:

...Абсолютное равенство в размере состояний, в почестях, в торговле, земледелии и промышленности приведёт к неразберихе, к хаосу, к дезорганизации путей заработка и повсеместному разочарованию: порядок в обществе будет очень сильно нарушен.[103]


Эти накапливающиеся беды — плоды семидесятилетнего эксперимента в искусственно созданной среде экономического равенства — в конечном итоге, в конце 1980-х, превысили критическую массу и обрушили коммунистический блок. Мир с трепетом наблюдал, как сбывалось, слово в слово, леденящее душу предсказание Абдул-Баха. Разрушение этой системы спровоцировало революцию, общественные беспорядки и крупномасштабную политическую и экономическую перестройку. К началу 1990-х годов большинство стран Восточной Европы покинуло коммунистическую систему. Советская коммунистическая партия, отчаянно пытаясь выжить, добровольно отказалась от монополии на политическую власть и стало проводить косметические реформы с целью изобразить свободный рынок. Не удовлетворённые этими половинчатыми мерами, недовольные республики провозгласили роспуск когда-то могущественного Советского Союза и рождение нового Содружества Независимых Государств. В странах Азии коммунистические режимы стали разными способами пытаться утихомирить ропщущее население: некоторые с помощью введения рыночных стимулов, другие — путём усиления централизованного контроля.

Пока ещё преждевременно делать какие-то выводы насчёт окончательного результата этих катаклизмов. Тем не менее, одно можно сказать точно: марксизм в его радикальной форме больше не воспринимается серьёзно теми массами, которые он когда-то обещал освободить. Редко когда в истории человечества некое движение испытывало столь стремительный расцвет и не менее стремительный упадок.
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Общие пророчества: 14 и 15.

Иудеи: Родина и Холокост



Пророчество 14: Подъём Израиля как родины иудеев.



Пророчество 15: Преследования евреев на Европейском континенте (нацистский холокост).



Как Бахаулла, так и Абдул-Баха часто говорили о будущем подъёме и укреплении иудейской общины на Святой Земле. В выступлении, впервые опубликованном в 1908 г., Абдул-Баха сказал:

В этом цикле Израиль соберётся на Святой Земле, и... еврейский народ, рассеянный по Востоку и Западу, Югу и Северу, воссоединится. Вы можете видеть, как со всех частей света племена евреев приезжают на Святую Землю; они живут в деревнях и на участках, которые они забирают себе, и день ото дня их становится всё больше и больше, так что вся Палестина станет их домом.[104]


Возвращение евреев на Святую Землю, куда им был закрыт доступ на протяжении почти двух тысяч лет, началось ещё при жизни Абдул-Баха. Однако немногие могли бы в то время представить себе, какую силу наберёт этот процесс, а уж тем более — предвосхитить создание в 1948 г. государства Израиль и ту стратегическую важность, которую приобретёт эта страна. Этот процесс существенно ускорился за последние несколько лет благодаря снятию ограничений на выезд евреев из республик бывшего Советского Союза, что позволило им начать массово эмигрировать в Израиль.

Впрочем, прогнозы Абдул-Баха насчёт еврейского народа отнюдь не были сплошь оптимистичными. В ходе Своего турне по Америке в 1912 г. Он намекнул на грядущий взрыв насилия против евреев в Европе и призывал к немедленным действиям с целью упредить эту катастрофу:

...Вам не следует полагать, что всё уже закончилось,— сказал он, ссылаясь на преследования, имевшие место в прошлом.— Не исключено, что наступит время, когда даже европейцы поднимутся против евреев.[105]


Три десятилетия спустя Его предупреждения материализовались в Холокосте, когда около шести миллионов европейских евреев — третья часть или даже больше от общей численности всего этноса — погибло в нацистских концлагерях.
волшебник
  • chupin

Вызов, брошенный Бахауллой - глава 4. Общие пророчества: 16.

Дорогие друзья! Переведённый на текущий момент материал закончился. Это пророчество — пока последнее из подготовленных к публикации. Полный текст всех опубликованных здесь глав можно теперь скачать в виде цельного файла: в формате Word и в формате PDF.

Межрасовая напряжённость в Америке



Пророчество 16: Жестокие межрасовые конфликты в Америке.



Вероятность ожесточённых, а иногда и кровавых межрасовых конфликтов в Америке была настолько очевидна для Абдул-Баха в 1912 году, как если бы всё это произошло на Его глазах.

Вопрос союза белых и чёрных крайне важен,— предупреждал Он в ходе Своего путешествия по Америке,— ибо если его не удастся достичь, то вскоре вы столкнётесь с огромными трудностями и непростыми проблемами.[106]


В 1912 г., в письме одному чикагскому бахаи, Он писал:

Если этот вопрос останется без внимания, враждебность будет нарастать день ото дня, что, в конце концов, приведёт к таким проблемам, которые могут закончиться кровопролитием.
Затем он добавил, что до тех пор, пока межрасовые предрассудки не преодолены:
...Царство человечества не обретёт покой. Нет же, но разногласия и кровопролитные битвы будут ужесточаться день ото дня, и фундамент процветания человеческого будет уничтожен.[107]


С высоты 1990-х годов подобные наблюдения могут показаться самоочевидными. Для белого населения Америки в 1912 году они казались немыслимыми. Тем не менее, возрождение «Ку-клукс-клана» в 1915 году и экономическая разруха, последовавшая за Первой мировой войной, скоро вывели межрасовые трения на новый уровень. Пик противостояния наступил «Красным летом» 1919 года, когда в разных городах вспыхнуло двадцать пять расовых бунтов.[108] Сам Абдул-Баха интерпретировал эти вспышки как не более чем первые признаки надвигающихся жестоких битв.

Настало время,— сказал он в 1920 г.,— когда американцы должны взяться за этот вопрос серьёзно и достичь сплочённости белого и цветного населения. А иначе ждёт вас впереди уничтожение! Ждёт вас впереди опустошение![109]


Шоги Эффенди, вспоминая эти и многие аналогичные высказывания, писал в 1954 году:

...Наиважнейший, неизбежный и неотложный долг, о котором столь часто и наглядно говорил и который подчёркивал Абдул-Баха, перечисляя основные слабые места в социальной ткани этого народа,— пока ещё есть время, исправить, опираясь на революционные изменения в концепциях и в отношении рядовых белых американцев по отношению к их согражданам-неграм, эту ситуацию, которая, если её пустить на самотёк, приведёт, как указывал Абдул-Баха, к тому, что по улицам американских городов потекут реки крови...[110]


Межрасовые столкновения 1960-х годов, когда чёрные американцы громко заявили о давно назревшей необходимости экономической и социальной справедливости, полностью подтвердили предсказания Абдул-Баха. В расовых бунтах, случившихся между 1965 и 1969 годом, согласно данным «Нью-Йорк Таймс», около 250 человек было убито, 12 000 получили ранения и 83 000 были арестованы.[111] В течение одного лета примерно 40 городов пылали в огне пожаров и по крайней мере в один — Детройт — были ведены федеральные войска.[112] Кровопролитие наверняка было бы куда более жестоким, если бы не успех преподобного Мартина Лютера Кинга, сумевшего направить движение за гражданские права в ненасильственное русло. Грустная ирония ситуации заключается в том, что именно убийство Мартина Лютера Кинга и спровоцировало открытые межрасовые столкновения в ряде крупнейших американских городов, когда и чёрные, и белые одинаково выплёскивали своё отчаяние, разочарование и долго сдерживаемый гнев.

Весной 1992 года четверо белых офицеров полиции были оправданы белыми присяжными, несмотря на представленную видеозапись избиения ими в Лос-Анджелесе автомобилиста Родни Кинга, которого они поймали после скоростной погони. Пять дней бушевали беспорядки, в результате чего 60 человек погибло, множество было ранено, и 7 тысяч было арестовано по обвинениям, связанным с неповиновением властям. Насилие охватило множество городов, вплоть до Атланты, Лас-Вегаса, Сан-Франциско, Майами и Сиэтла. Этот приговор и его жуткие следствия продемонстрировали, что шаткое перемирие предыдущих двух десятилетий лишь маскировало симптомы расизма, тогда как болезнь продолжала разъедать эту нацию изнутри.

Прогнозируя эти события пятьюдесятью годами ранее, Абдул-Баха призывал обратить внимание на более глобальный и важный аспект этого конфликта. Он заявил, что если белые и чёрные американцы соединятся узами подлинного братства, их единство настолько усилит миротворческий потенциал нации, что она сможет «обеспечить мир во всём мире»[113]; если же этого не произойдёт, то межрасовые конфликты серьёзно ослабят Америку изнутри в то самое время, когда само её существование подвергнется опасности со стороны внешних сил. Если время будет упущено, добавил Он, это может запросто привести к «уничтожению Америки».[114] Шоги Эффенди повторил эти предупреждения в процитированном выше письме 1954 года, заявив, что американский народ «опасно недооценил» наступающий кризис. Так и вышло: межрасовые столкновения конца 60-х достигли своей кульминации в самые мрачные дни «холодной войны», когда враги Америки загнали её на край атомной пропасти.

Как мы сегодня знаем, Америка смогла пережить тот кризис. И «холодная война», и та формальная система расовой сегрегации, что породила движение за гражданские права, превратились в мёртвые реликвии прошлого. Дискриминация, хоть и поныне привычная, сегодня хотя бы поставлена вне закона; и политики уже не могут безнаказанно провозглашать расистские лозунги. Тем не менее, как показали последние события, эти косметические меры не обязательно указывают на те «революционные изменения» в мировоззрении простых американцев, о которых Абдул-Баха говорил как о единственной гарантии решения межрасовых проблем Америки. До тех пор, пока расизм остаётся заметной частью американской психологии, мы так и будем с опаской ожидать, когда же будет дописан последний акт этой трагедии.